Рейтинг инвестиционных инструментов – Все инвестиции в одном рейтинге   
Воскресенье, 11 декабря, 2016
Медиа партнеры и спонсоры
ЦБ   63.3028    67.2086    + 65.0604
Что будет с долларом, рублем и евро?
        

Основатель ГК «Алор» Анатолий Гавриленко о становлении российского фондового рынка

Основатель ГК «Алор» Анатолий Гавриленко по праву считается одним из «отцов» российского фондового рынка. Также, по версии журнала Forbes, структуры Гавриленко играют ведущую роль на рынке негосударственных пенсионных фондов в России. О своем бизнесе финансист говорит неохотно, но он с удовольствием делится воспоминаниями о становлении финансовой отрасли в стране и рассуждает о ее перспективах. О том, почему фондовый рынок был не интересен криминалу в 1990-е годы, чего не должен делать глава брокерской компании и как выбирать активы для инвестиций, Гавриленко рассказал РБК.

«Фьючерсы были непонятны бандитам»


В 1990 году я ушел из секретариата Совета экономической взаимопомощи и стал бизнесменом. Начал жизнь с нуля. Это было очень тяжело — бросить все, когда ты уважаемый человек, твоя должность приравнивается к заместителю министра, у тебя на руках дипломатический паспорт и ты можешь по четыре-пять раз в год ездить за рубеж. Мне было 45 лет, но я сделал этот шаг и до сих пор не жалею, хотя рынок сегодня уже не таков, как в те времена, когда мы только начинали.

В то время в России еще не было финансового рынка как такового — кроме банков, которые в основном занимались привлечением денег под огромный процент. Люди сидели и думали: вот этот банк обещает прибыль в 420%, а этот — в 450%, и они на полном серьезе ехали на другой край Москвы, потому что там была ставка на 30% больше. Подавляющее число таких банков ограничивались тем, что собирали деньги с населения и ничего не возвращали. Тем не менее в начале 1990-х годов большая часть финансового рынка состояла из очередей в эти банки.
Когда я начинал заниматься бизнесом, мы торговали всем подряд. В какой-то момент стало не понятно, куда идти дальше. Податься в нефтяной бизнес? Там все было слишком круто. Я не шел туда сознательно, потому что понимал: работать так, как мои молодые коллеги, я не смогу.

Я попал на биржу, когда мне показалось, что в обычной коммерции слишком много криминала. Поскольку я вышел из государственных органов, я привык работать по-честному и плохо понимал, как можно обманывать людей. Все-таки те моральные принципы, которые закладывались в СССР, были хорошими и правильными. С пионерских времен они вбивались в голову достаточно крепко. Встать на путь привлечения денег у населения и потом куда-то сбежать — это был не мой вариант. Также для меня была неприемлемой ситуация, когда к нам в офис приходили криминальные элементы и предлагали «крышевание».
Финансовая отрасль привлекла меня своей сложностью. Это была непонятная зона для криминала. При работе с фьючерсами деньги ходят по счетам, и ты их получаешь за то, что произойдет только через три месяца. Но я понимал, что во многом завишу от своего сына (Анатолий Гавриленко-младший, генеральный директор УК «Лидер». — РБК) и молодых коллег, поэтому спросил у них: «Вам что интереснее»? Они сказали, что им интереснее финансовый рынок. Это стало последней каплей, определившей мой выбор.​

Инвестиции были самые разные. К примеру, мы купили акции «Газпрома» по 10 центов, а продать их в конце концов удалось по $1,7. Чтобы купить эти бумаги, нам пришлось пройти большой путь. Просто так они не продавались: существовала серьезная юридическая система отчуждения этих бумаг. Это была очень тяжелая история. Но, честно говоря, гордиться этими инвестициями мне не хочется, потому что в то время было много таких возможностей.
Я горжусь тем, что вложил время, интеллект и энергию в создание биржи срочного рынка, которая впоследствии стала называться РТС. В течение 11 лет мы создавали этот рынок. Этот проект дал возможность не только зарабатывать, покупая, к примеру, один процент каких-либо акций за $100 тыс. и продавая их за $7 млн. В рамках этого проекта было сформировано биржевое сообщество рыночных людей, которые сейчас являются лидерами на финансовом рынке.

«Финансовые прогнозы — это шаманство»


Когда к тебе приходят с инвестициями, ты должен понять, откуда деньги, потому что репутация и авторитет зарабатываются годами, а теряются за пять минут. У меня был такой случай. Еще в 1990-е годы я говорил одному брокеру: всегда спрашивай у клиента, откуда он взял деньги. А тот мне в ответ: «Да какая разница? Принес — и слава Богу». Как-то раз пришел молодой парень, вложил все средства во фьючерсы и тихо проиграл. А потом пришла его бабушка. Оказывается, он заложил ее квартиру, и теперь бабушке негде жить. Сейчас, когда в России уже 5 млн человек не могут расплатиться с долгами, спрашивать, откуда деньги, не менее важно.
Руководитель брокерской компании не должен играть на рынке. Всем клиентам, которые приходили ко мне с 1995 года, я говорил: если ты пришел в брокерскую компанию и видишь, что руководитель сидит и играет на бирже, то лучше уходи. Во всех его несчастьях в результате окажешься виноват ты сам. При том уровне законодательства, который существовал тогда, было очень легко переложить неблагополучные инвестиции на клиента.
Успех бизнеса — это правильная реакция на потребности окружающих людей. Не случайно наша компания первой подключилась к шлюзу Московской биржи, и нас стали называть пионерами интернет-трейдинга. Мы ничего такого не сделали — просто дали людям то, что им было нужно. Раньше за одним компьютером сидели по десять человек, а мы первыми сделали так, что каждому человеку досталось по компьютеру. Уже через три месяца с 50–60 места по оборотам мы поднялись на первое. Тогда я уяснил для себя эту истину: дай людям то, что им нужно, и будет тебе счастье.

Для меня выбор инвестиции — это смотреть на то, что людям нужно, чего они хотят. Если они хотят новые смартфоны — значит, акции производителей гаджетов будут чувствовать себя хорошо. Люди все еще покупают нефть — значит, нефтяные компании никуда не денутся. Если вам нравится какой-то продукт и вы все время его покупаете — присмотритесь к акциям компании, которая его производит. И наоборот: если вам отвратителен российский транспорт, то зачем вкладываться, например, в УАЗ? Ведь если вы не хотите ездить на УАЗе, то кто еще на нем захочет ездить?

Я часто сравниваю финансиста с врачом. Врача вы спросите: «А что мне есть?». Он на это ответит: «Здоровую пищу надо есть». Когда меня спрашивают, что покупать, я отвечаю: покупать надо те продукты, которые дают прибыль и которые не обманут твоих ожиданий. Но сперва нужно понять, какие у тебя деньги, длинные они или короткие, твои собственные или заемные. Тебе нужно срочно заработать 20% или тебя устраивают 5%? Может быть, ты «зеленый» и тебя воротит от вкладывания в алкоголь, или ты готов инвестировать куда угодно? Все инвесторы разные.
Индекс РТС более объективен, чем ММВБ. Как бы ни хотелось говорить о достоинствах рубля, нам приходится иметь дело с глобальным финансовым рынком. Понимая его сущность, мы должны осознавать, что зависим от иностранной валюты. Поэтому когда кто-то говорит, что российский рынок пробил исторический максимум — это не так. Ничего он не пробивал. Индекс РТС до ситуации с Крымом и санкциями очень долго держался на отметке 1200, потом он встал между 800 и 900 пунктами.

Сейчас, слава Богу, РТС вновь подходит к 1000 пунктам. Но у меня нет никакой эйфории на этот счет, особенно с учетом дефицита российского бюджета и замораживания пенсионных накоплений. Да, наверное, люди, которые купили акции Сбербанка на «низах», чуть-чуть заработали, и это прекрасно, но радоваться здесь нечему.

Все финансовые прогнозы — это шаманство. Я тоже участвую в этом шаманстве, потому что люди звонят и спрашивают, сколько будет стоить доллар. Но людям надо честно говорить, что это шаманство. Что эти процессы регулирует рынок, и в нем столько всяких составляющих, что однозначно сказать, будет так или не так, — это очень тяжело. Любое событие на нашем рынке предсказывают тысячи аналитиков. Из этих тысяч 20–30 человек обязательно предскажут правильно. Однако это совершенно не значит, что они самые умные.

«Оставайтесь пристегнутыми»


Сейчас мы наблюдаем сразу два кризиса: российский структурный и общемировой. Не надо закрывать глаза на это. Политикам важно доложить о том, что экономика достигла дна, кризис закончился, и вот теперь все будет хорошо. На самом деле это похоже на полет в самолете. Раньше люди пристегивались, только когда он взлетал или садился. А что сейчас пассажирам говорят? «Оставайтесь пристегнутыми!». Я то же самое сказал бы нашим гражданам. К сожалению, турбулентность экономики становится постоянной практикой. Будьте бдительными и внимательно следите за ситуацией.

Никогда не вкладывайте последние деньги, которые у вас есть. Пенсионерам ни в коем случае не надо играть на срочном рынке. Накопил 100 тыс. руб. — если очень хочешь, попробуй инвестировать. Но начинать надо с самых защищенных продуктов — ИИС, акций госкомпаний, потому что государство следит, чтобы госкомпании платили дивиденды, и следит, чтобы они были большими. Тогда у вас появится понимание этого рынка.
Работать надо с теми активами, которые популярны сегодня. Облигации, например, долгое время были в загоне, а потом Путин сказал, что этот рынок надо развивать. Мы умудрились благодаря НАУФОР пролоббировать соответствующие возможности, и люди начали покупать долговые бумаги. Этим и прекрасен финансовый рынок. Нужно постоянно следить за его изменениями, за появлением новых инструментов. И надо не ждать, а первыми входить в эти инструменты и пытаться их отыгрывать. Появилась возможность торговать иностранными акциями на Санкт-Петербургской бирже — надо сразу же подключаться. Это ведь интересно.

Я бы обратил внимание инвестора на альтернативную энергетику. Она может нравиться или не нравиться, но здесь важен сам тренд. Солнечная энергия стала уже в шесть раз дешевле, чем была раньше. Ей осталось подешеветь еще в два раза — и можно считать, что это энергетика завтрашнего дня. Кроме того, я по-прежнему убежден, что все интересные проекты, связанные с интернетом, достойны внимания. Надо только понимать эту отрасль и уметь выбирать имена в ней.
На государство надеяться можно, но рассчитывать нужно только на себя. Поэтому я прошу всех думать о том, как вы будете жить через какое-то время, и начинать копить на пенсию. Как именно, это уже вопрос финансового консультирования.

Анатолий Гавриленко


Родился 20 июля 1946 года в Симферополе. В 1969 окончил Московский государственный институт иностранных языков им. М.Тореза по специальности «Переводчик-референт» (с испанского языка), а в 1984 году — Академию внешней торговли СССР по специальности «Экономист по международным экономическим отношениям со знанием иностранного языка». С 1976 года по 1986 год работал в Госплане СССР, с 1986 по 1990 год — в секретариате Совета экономической взаимопомощи. В 1990 году основал компанию «Алор». С 2009 года является председателем наблюдательного совета группы компаний «Алор». В 2014 году журнал Forbes назвал Гавриленко одним из крупнейших игроков на рынке негосударственных пенсионных фондов, оценив совокупные активы его НПФ более чем в 180 млрд руб.


Ссылка на источник  
Автомобили, яхты, самолеты
Акции
Банковские депозиты
Бинарные опционы
Биткоин
Венчурные инвестиции
Деривативы
Доверительное управление
Драгоценные камни
Драгоценные металлы
Здоровье
Индивидуальный инвестиционный счет (ИИС)
Искусство, антиквариат
Металлы
Накопительные программы
Наличные деньги
Недвижимость
Необычные инвестиции
Нефть, газ, сырье
Облигации
Образование
ПИФы
Сельхоз продукция
Ставки на спорт
Структурные ноты
Форекс
Фьючерсы на индексы
Хедж-фонды
Шоу бизнес
Финансовый советник

Финансовый советник

Объединяя в себе сложные алгоритмы оценки рисков и доходности, советник предлагает оптимальные варианты инвестиционных инструментов и объектов, которые подходят именно вам.

Рейтинг инвестиций
Наличные деньги -1.5%
Банковские депозиты 1.2%
Драгоценные металлы 2.3%
Недвижимость -1.8%
Акции 0.9%
Форекс 3.1%
Бинарные опционы -0.5%
Биткоин 0.2%
ПИФы -1.5%
Венчурные инвестиции -1.1%
Индивидуальный инвестиционный счет (ИИС) -1.8%
Структурные ноты 0.8%
Облигации 1.4%
Доверительное управление 3.8%
Автомобили, яхты, самолеты -0.9%

Поделиться материалом: