Рейтинг инвестиционных инструментов – Все инвестиции в одном рейтинге   
Вторник, 6 декабря, 2016
Медиа партнеры и спонсоры
ЦБ   63.9242    67.766    + 65.653
Что будет с долларом, рублем и евро?
        

Китай скупает Голливуд для наращивания "мягкой силы"

17 октября, 2016

Корпорации КНР скупают доли в крупнейших кинокомпаниях и постепенно становятся ведущим игроком на мировом кинорынке

Параллельно в Пекине готовят новый закон о кино, который превратит эти правила в обязательные условия. С виду это просто бизнес. На деле – мощное дипломатическое оружие, результаты применения которого видны уже сейчас.

Несколько дней назад самый высокооплачиваемый режиссер мира Стивен Спилберг и самый богатый человек Китая Джек Ма созвали пресс-конференцию в Пекине и объявили о сделке: владелец интернет-гиганта Alibaba покупает долю в киностудии Amblin Pаrtners (бывшая Dreamworks). Финансовые параметры не разглашаются. Известно лишь, что Ма получит место в совете директоров киностудии, партнеры-миллиардеры пообещали принести «больше Китая в Америку и еще больше Америки в Китай».

«В «Войне миров Z» полчища зомби тоже должны были прийти из Китая. По настоянию китайцев зомби пришли из России»

Теперь китайские товарищи будут принимать участие в производстве и дистрибуции фильмов по всему миру. Сделка Ма и Спилберга свидетельствует о том, что КНР постепенно прибирает к рукам Голливуд как один из главных инструментов «мягкой силы» в мировом масштабе. Причем китайское вторжение идет уже давно.

До 1994 года прокат иностранных фильмов в КНР в принципе был запрещен. А когда его все-таки разрешили, правительство жестко ограничило число зарубежных картин. До 2009-го в прокате могло появиться не более 20 иностранных лент в год, сейчас – не более 34. Но все это время число кинотеатров в Китае, как и спрос на билеты, росли огромными темпами – вслед за количеством китайцев, так или иначе приближающихся к «среднему классу». В 2015 году кинопрокат КНР принес более 6 млрд долларов. Сегодня это второй по объему кинорынок после американского, а к 2018 году он должен стать первым в мире.

За возможность выйти на этот гигантский рынок голливудские киностудии давно ведут отчаянную борьбу, однако Пекин охраняет свой рынок, как дракон – сокровища. Дистрибуцией фильмов долгое время занимались исключительно китайские компании. Большинству правообладателей предлагается прокат с минимальными выплатами или вообще без права на процент от кассовых сборов. При этом получить разрешение на прокат производитель должен от Главного государственного управления печати, радиотелевещания и информации. Требования к кандидатам строги: никакой религии, минимум эротики, добро должно побеждать зло.

Чтобы обойти квоту в 34 фильма, зарубежные студии заключают с китайской стороной договоры о копродакшене. Правительство эту идею поощряет. Во-первых, такой подход гарантирует часть доходов от кассовых сборов отечественному производителю. Во-вторых, дает китайцам доступ к новейшим технологиям американских конкурентов. В-третьих, сценарий фильма, заявленного как продукт совместного производства, должен предоставляться на рассмотрение китайским цензорам еще до начала съемок. Так КНР регулирует зарубежное кинопроизводство в обмен на доступ к своему кинозрителю и его деньгам. Но подобные сделки выгодны и американским кинопроизводителям: картины, произведенные вместе с китайцами, имеют в КНР статус национальных фильмов, так что прокатные ограничения на них не распространяются. Также это дает возможность увеличить свой процент от проката – сейчас американский фильм приносит студии не больше 25% от сборов в КНР.

Нынешний год в деле сращения китайского и американского кинобизнеса стал этапным. За полгода до сделки Ма и Спилберга китайская компания Dalian Wanda Group приобрела контрольный пакет акций киностудии Legendary за 3,5 млрд долларов. Летом Dalian Wanda вела переговоры о покупке 49% акций Paramount Pictures, а в сентябре заключила альянс с Sony Pictures Entertainment. В КНР много свободных денег, которые китайцы рады инвестировать в кинопроизводство. Эта распродажа в Голливуде очень напоминает проникновение туда же японского бизнеса. Оно началось в 1980-е годы с продажи Sony студии Columbia Pictures, а закончилось в 2005 году продажей MGM все той же Sony. В то время именно японский кинорынок был вторым в мире после американского. Чтобы его занять, Голливуд был готов поделиться с японскими партнерами акциями своих компаний и даже продать старейшие студии-мейджоры. Сегодня ту же политику он ведет в отношении Китая. Но в отличие от японских союзников, китайские товарищи контролируют голливудский контент гораздо жестче.

Любой американский фильм, предназначенный для проката в КНР, вынужден подстраиваться под требования цензуры, главное из которых – никакой критики в адрес Китая. И надо сказать, кинопроизводители отлично с этим справляются. Отсматривая новый голливудский блокбастер, мы даже не подозреваем, что на экране фильм, снятый с соблюдением всех правил, установленных Главным государственным управлением печати, радиотелевещания и информации КНР.

К примеру, в фильме «Петля времени» Райана Джонсона главный герой копил деньги, чтобы бросить все и уехать в Париж. Внезапно в сценарии появился следующий диалог. Босс говорит герою: «Я из будущего. Лучше езжай в Китай». В результате герой стал мечтать не о Париже, а о Шанхае. Так китайские товарищи поправили своих американских партнеров.

Другой пример: в «Красном рассвете» США должна была захватить китайская армия. После переговоров с китайскими цензорами в роли оккупантов выступили северные корейцы. В «Войне миров Z» полчища зомби тоже должны были прийти из Китая. По настоянию китайцев зомби пришли из России.

Но если для проката в КНР цензоры просто меняют текст и вырезают неприятные им сцены (из «Миссия невыполнима – 3», например, убрали белье, живописно сушившееся на шанхайских балконах), то полномасштабное сотрудничество китайских и американских кинематографистов приведет к тому, что режиссеры будут вынуждены как на конвейере штамповать доброе семейное кино без эротики, преступности, цинизма и всего того, что может расстроить китайских коммунистов.

Пресса регулярно критикует американских кинопроизводителей за их низкопоклонство перед Китаем. Юморист Стивен Кольберт высмеивает страсть Голливуда к вкусному «кисло-сладкому китайскому юаню». А в сентябре 16 конгрессменов даже сделали запрос, беспокоясь насчет возрастающего влияния КНР на американский кинематограф. Однако сами кинопроизводители реагируют в стиле «это же экономика, глупый» – и продолжают подстраиваться под требования китайских партнеров.

Историки кино по этому поводу уже вспомнили, как успешно завоевывал в свое время Голливуд главный кинорынок 1930-х – гитлеровскую Германию. В предвоенные годы для немецкого консула в Лос-Анджелесе регулярно устраивались закрытые предпросмотры важных голливудских картин. Если консулу какой-нибудь эпизод не нравился, его вырезали. После этого немецкий прокат фильму был обеспечен.

Если судить по кассовым результатам, лучше всех госзаказ КНР пока выполняет именно Стивен Спилберг. Рекордная касса, собранная в Китае франшизой Dreamworks «Кунг-фу панда», – предмет зависти всех его коллег. Сделка с Джеком Ма стала логичным завершением его большого пути к званию народного артиста КНР. 

А пока китайские олигархи скупают сети кинотеатров и контрольные пакеты киностудий, готовясь стать главными игроками уже на мировом кинорынке, правительство КНР предложило проект нового закона о кинематографе. Согласно ему фильмы должны быть «безупречны не только в профессиональном, но и в моральном отношении». Актерам и актрисам, замешанным в громких скандалах, будет запрещено вручать национальные кинопремии, а китайским кинокомпаниям будет запрещено работать над иностранными фильмами, которые «ущемляют национальное достоинство и интересы Китая, провоцируют социальную нестабильность и оскорбляют национальную гордость китайцев».

Если закон будет принят, все фильмы совместного американо-китайского производства будут подпадать под его действие. А так как Китай постепенно захватывает контроль над главным мировым кинорынком, вскоре, вероятно, зрители всего мира будут обречены смотреть добрые и веселые кинофильмы, в которых прославляется величие и мощь Китая, а на финальных титрах развевается красный флаг. «Потому что нам нужно кино со стержнем, нравственное и теплое», – заявила недавно вице-премьер Госсовета КНР Лю Яньдун.

В воздухе повис вопрос: а может ли Россия так же диктовать свои кинематографические вкусы Голливуду, как это делает Китай? Может. Но для начала ей придется стать Китаем – если уж не по количеству зрителей, то хотя бы по финансовым возможностям.


Ссылка на источник   Шоу бизнес


Обзор инвестиционных идей ноября 2016 г.Обзор инвестиционных идей ноября 2016 г.

Обзор ноября 2016: политика и финансыОбзор ноября 2016: политика и финансы

ТОП-10 инвестиционных инструментов ноября 2016 г.ТОП-10 инвестиционных инструментов ноября 2016 г.

ЦБ определился с категоризацией инвесторов

Встреча ОПЕК в Вене: 4 вероятных результата и реакции рынкаВстреча ОПЕК в Вене: 4 вероятных результата и реакции рынка

Трейдеры выигрывают от эффекта ТрампаТрейдеры выигрывают от эффекта Трампа

Андрей Сыкулев о будущем блокчейн: “Давайте подождем 2017 года”Андрей Сыкулев о будущем блокчейн: “Давайте подождем 2017 года”



Автомобили, яхты, самолеты
Акции
Банковские депозиты
Бинарные опционы
Биткоин
Венчурные инвестиции
Деривативы
Доверительное управление
Драгоценные камни
Драгоценные металлы
Здоровье
Индивидуальный инвестиционный счет (ИИС)
Искусство, антиквариат
Металлы
Накопительные программы
Наличные деньги
Недвижимость
Необычные инвестиции
Нефть, газ, сырье
Облигации
Образование
ПИФы
Сельхоз продукция
Ставки на спорт
Структурные ноты
Форекс
Фьючерсы на индексы
Хедж-фонды
Шоу бизнес

Поделиться материалом: