Вт, 28 сентября 2021

test

Смена торговых сессий считается одним из наиболее перспективных периодов для получения прибыли на рынке Форекс. «Быстрый рынок» дает шанс хорошо заработать, однако требует определенных знаний и навыков. Разобраться, как правильно составить торговый портфель для трейдинга на смене торговых сессий, научиться эффективно управлять рисками, подбирать подходящие торговые стратегии для валютного рынка вы можете на совместном вебинаре брокера NPBFX и центра финансового образования FX-Instructor «Трейдинг на смене торговых сессий». Вебинар подходит для всех трейдеров вне зависимости от уровня подготовки и торгового опыта.

Ведет вебинар Емченко В.А. – руководитель учебного центра FXinstructor, действующий член Российской академии естественных наук (РАЕН). Автор и ведущий специальных курсов: «Особенности краткосрочных сделок на новостях», «Торговый шаблон: открытие Европы», «Методология построения собственной торговой стратегии».

Программа вебинара:

  • Ключевые особенности валютного рынка в различных торговых сессиях.
  • Переходы Азиатская-Европейская и Европейская-Американская сессии.
  • Торговый сигнал на продолжение тенденции при смене сессий.
  • Торговый сигнал на окончание тенденции и закрытие позиции.

Когда состоится вебинар?

  • Дата проведения: 24 июня 2021 г. (четверг)
  • Начало вебинара: 20:00 (время московское)
  • Стоимость участия: бесплатно

Для записи на вебинар зарегистрируйтесь по ссылке на сайте брокера NPBFX.

США вновь зальют экономику деньгами

«С каждым днем разрастания европейского кризиса и замедления (американской) экономики увеличивается вероятность третьего раунда «количественного смягчения», – говорит генеральный директор инвестиционной компании PIMCO Мохаммед Эль-Эриан. «Количественное смягчение» – вливание денег в экономику путем выкупа гособлигаций –Соединенные Штаты применяли уже дважды, только в 2010 году приобретя бондов на $600 млрд.

«Экономика замедляется – это очевидно. Причем не только в США, но и в любой другой стране», – говорит Эль-Эриан. В частности, в числе проблемных стран он называет Россию, Китай, Бразилию, США. Европа, по мнению Эль-Эриана, уже «в рецессии».

Мохаммед Эль-Эриан считает, что инвесторы должны научиться предугадывать реакцию центробанков на глобальное замедление экономик и инвестировать только в высококачественные, хорошо изученные активы. Так, до сих пор есть возможность купить акции по низким ценам, считает Эль-Эриан.

 

Нерациональная модель финансирования дефицита

Финансирование госдолга и дефицитов никогда не представляло проблему для Японии: до недавнего времени бережливые и запасливые потребители легко с этим справлялись.

К сожалению, в то же время это означает, что японские потребители не тратили эти деньги. Фактически в стране было столько накоплений, что можно было бы заняться их экспортом. Об этом свидетельствуют в том числе и показатели профицита торговли и баланса текущих операций.

Японцы мыслят и действуют совсем не так, как американцы. Во время дефляционного кризиса 1930-х гг. потребители США испытывали нехватку доходов и, соответственно, не расходовали своих средств. В начале 1990-х гг. дефляция ударила по Японии. На тот момент у домохозяйств были деньги, но они их не тратили. Что же ими двигало? Опасались ли они будущего? Или ни довольствовались укладом жизни и не нуждались в более широком спектре товаров и услуг?

Механизм, в рамках которого финансовое стимулирование правительства Японии сберегается потребителями и затем возвращается к властям для финансирования дефицита, не является жизнеспособным. Показатель потребительских расходов стагнирует с середины 1990-х гг., в то время как экспорт оказывает экономике поддержку. Более того, в прошлом году норма сбережений домохозяйств упала до 7,3% против 20% в 1980-х гг.

Кентаро Катаяма, приглашенный эксперт в японском Минфине, указывает на 4 фактора, повлекших падение нормы сбережений. Во-первых, экономическая стагнация снизила доходы и лишила потребителей возможности сберегать крупные объемы денежных средств. Во-вторых, повышение пенсий и стоимости медицинской страховки по долгосрочному уходу ослабили финансовые риски и снизили необходимость делать сбережения, особенно для людей пенсионного возраста. В-третьих, в стране поменялись жизненные позиции – сейчас потребители стараются жить в свое удовольствие, уделяя меньшее внимание планированию будущего, делая сбережения.

И, наконец, численность населения в Японии сокращается. Коэффициент рождаемости составляет 1,21 ребенка на одну женщину – самый низкий показатель среди ключевых развитых стран. Многие молодые женщины в настоящее время обладают возможностями профессионального роста, откладывая или избегая замужества. Кроме того, в Японии численность пожилых людей растет намного быстрее, чем в других странах, а средняя продолжительность жизни гораздо выше, чем в любом другом развитом государстве.

Почти весь японский госдолг (93%) находится в руках у резидентов. Дл сравнения: почти половина американских трежерис находятся за пределами страны. По состоянию на 31 декабря банки Японии владели 41% гособлигаций, что составляло около четверти от их общего объема активов. Это изолировало финансы японского правительство от остального мира, позволив доходности по 10-летним облигациям находится ниже 2% в течение последнего десятилетия и ниже 1% на сегодняшний день. В то же самое время, внутренние инвесторы, похоже, не возражают против низких номинальных доходов, отчасти из-за патриотизма и отчасти по причине того, что их реальные доходы намного выше.

Зазором в этой «финансовой броне» является экспорт, выполняющий функцию драйвера экономики, корпоративных прибылей и потоков капитала. Сокращение потребительских расходов в США – ожидается, что здесь норма сбережений превысит 10% – надавит на импорт, что, в свою очередь, ударит по Японии, Китаю и многим другим экономикам, зависимым от роста экспорта. В период после Второй мировой войны сокращение расходов американских потребителей на 1% отнимало у импорта в среднем 2,9%.

Вдобавок к этому, Китай, где уже наблюдаются избыточные производственные мощности, замедлит рост, что подразумевает снижение экспорта капитального оборудования и других товаров из Японии. Недавно правительство Поднебесной понизило свой целевой уровень по ВВП до 7,5% от 8%. В случае жесткой посадки показатель опустится до 5-6%.

Прошли те дни, когда Япония могла импортировать технологии и проекты с Запада и затем обгонять их создателей за счет незначительных улучшений и более совершенного производства. Сейчас страна исчерпала это возможности и вынуждена разрабатывать новые технологии, что требует больше времени и денег.

Отсутствие сильного внутреннего спроса и слабый экспорт продолжат ограничивать капитальные расходы, что через некоторое время приведет к сокращению валовых сбережений корпоративного сектора посредством потребления капитала и нераспределенных доходов. Это навредит балансу текущих операций Японии, который, возможно, выйдет на отрицательную территорию.

Кому выгодно задерживать решение греческого вопроса

Греческие политики в очередной раз продемонстрировали, что собственные интересы их волнуют куда больше, чем будущее страны. Причем будущее самое ближайшее. Все ближе 20 марта, день очередной расплаты по займам, когда Греция должна будет вернуть кредиторам €14 млрд. Однако судьба очередного транша повисла на волоске: председатель еврогруппы Жан-Клод Юнкер заявил об отмене намеченных на среду решающих переговоров между представителями греческих и общеевропейских властей. Вместо очной встречи состоится лишь телефонная конференция.

Причиной остановки переговорного процесса снова стал демарш греческой стороны. Накануне состоялось совещание рабочей группы по Греции, в ходе которого выяснилось, что Афины не выполнили два из трех условий предоставления следующего транша финансовой помощи на €130 млрд. Путем сложнейших переговоров на прошлой неделе было достигнуто соглашение о сокращении бюджетных расходов на €3,3 млрд. Но еврогруппа требует также дополнительной экономии €325 млн. Греческие власти пытались ужать пенсионные выплаты, но в ответ получили пожары и хаос в Афинах — так население выразило свое отношение к этим планам. Кроме того, своего согласия на условия кредиторов так и не выразили политические коалиции, имеющие влияние в Греции, — как правящая, так и оппозиционная, хотя наличие всех подписей было обязательным условием предоставления очередного транша.

— Греческие политики намеренно тянут время, — уверен аналитик "ТКБ Капитал" Сергей Карыхалин. — Вероятно, они опасаются ответственности, возможно, даже уголовной, поскольку подобные прецеденты уже случались в других странах после прихода к власти оппозиционеров. В Греции политика давно уже живет отдельной от экономики жизнью. Экономическая ситуация все ухудшается и ухудшается. Последние данные по Греции это убедительно доказывают: ВВП с октября по декабрь 2011 года упал на 7%, это ниже прогнозов (4–5% озвучивал ранее главный аналитик Национального банка Греции Никос Маггинас), госдолг перевалил за 160% ВВП. А политики озабочены своими личными проблемами, вместо того чтобы решать проблемы страны.

Директор аналитического департамента ИК "Вектор Секьюритиз" Александра Лозовая, напротив, полагает, что в затягивании решения греческого вопроса основную роль играют евровласти. Условия, на которых они настаивают, аналитик считает беспрецедентным давлением. По словам Лозовой, сложившаяся ситуация со всех сторон выгодна только "большой Европе":

— Складывается впечатление, что она "тренируется" на Греции. То есть отрабатывает механизмы выхода стран из валютного союза, которые не были предусмотрены Маастрихтским договором. Когда цели будут достигнуты, европейцы запросто оставят ненужный балласт за бортом союза, и этот шаг только добавит авторитета и стабильности европейской финансовой системе. С другой стороны, греческую драму не в последнюю очередь так тщательно разыгрывают сейчас и для других стран PIGS. Это как бы публичная порка, предназначенная для созерцания другими "несознательными" странами. Чтобы не повадно было.

Интересно, что в сложившейся ситуации комментарии европейских политиков и экономистов противоречат друг другу. Если первые склонны считать, что Греции не дадут выйти из еврозоны, поскольку слишком много сил и денег на нее было потрачено, то вторые уже практически не сомневаются в обратном. Тем не менее судьба этой страны во многом будет зависеть от того, как разрешится текущая проблема с кредиторами.

Аналитик АКБ "Российский капитал" Анастасия Соснова полагает, что Греция ни при каких обстоятельствах не сможет выплатить €14 млрд 20 марта, после чего она будет вынуждена объявить дефолт и выйти из еврозоны.

— Это окончательно погубит ее экономику. После такого мы забудем о Греции навсегда, — подчеркивает Соснова.

С ней не соглашается Сергей Карыхалин. По его мнению, у греков остается шанс достичь договоренности с частными кредиторами и сократить долг на 70%. Поэтому, даже не получив финансовой инъекции от Европы, она сможет провести очередной платеж. Это откроет возможности для новых переговоров с евровластями, поскольку временные рамки для них перестанут быть столь жесткими, как сейчас.

Но по большому счету уже неважно, останется Греция в Евросоюзе или нет. Угроза массовых дефолтов, еще вполне реальная прошлым летом, перестала быть актуальной: Европейский центробанк (ЕЦБ) за несколько месяцев создал надежную подушку ликвидности, которая способна обеспечить устойчивость нуждающимся кредитным организациям. Рынки же давно заложили в цены вероятность окончательного падения Греции. И наглядно продемонстрировали это в текущей ситуации. Тем более что о готовности инвестировать в Европу в ночь на среду заявил глава Народного банка Китая. Эта новость очень хорошо поддержала рынки: в зеленой зоне закончили торги американцы, открылись ростом азиатские и российские площадки. Но Александра Лозовая предупреждает:

— Рынок сейчас сильно перепродан. Текущие цены не соответствуют экономической ситуации в мире. Рост происходит в основном из-за открытия коротких позиций.

По мнению Лозовой, инвесторам-среднесрочникам стоит очень внимательно отнестись к своему портфелю. Покупать бумаги она советует тогда, когда цены упадут на 5–7% от нынешних.

В европейском экономическом кризисе виноват Сталин?

Богатые думают, бедные делают

Нравится нам это или нет, но на нашей семимиллиардной (теперь уже) планете царит глобализация. Экономики всех стран ­взаимосвязаны, и государства делятся на «изобретателей» и «производителей». Одни страны сделали упор на разработку новой продукции (главным образом – Западная Европа и Северная Америка), а другие – на их производство (более бедные, такие как Китай и Индия). Но штука в том, что растет не только население, но и его запросы. И чтобы поддержать установившиеся стандарты жизни, изобретатели должны создавать все больше и больше. Прямо как Красная Королева из «Алисы в Стране чудес», которая должна постоянно бежать, чтобы оставаться на месте. И если странам-изобретателям взять передышку, это обойдется им очень дорого…

Нечто подобное и произошло с Грецией и другими странами Южной Европы.

Худшее, что может случиться

Но давайте вернемся к истокам проблемы. Начало тому, что мы видим сегодня в Европе, было положено… сразу после Второй мировой. Именно тогда Черчилль вопил, что солдатам не нужно возвращаться домой после взятия Берлина, нужно идти дальше, на Восток. Ему чудились сталинские армии, марширующие по Европе. И хотя Вторая мировая закончилась, началась новая война – холодная.

И родился Евросоюз как объединение стран Западной Европы против сталинского Советского блока. Коммунистов боялись все. Например, французских и итальянских рабочих, которые традиционно голосовали за компартии своих стран, отправили восстанавливать Германию. Таким образом, Франция и Италия справились с «красной угрозой».
От безысходности греки идут на самое страшное… Число самоубийств в стране выросло на 40%.
От безысходности греки идут на самое страшное… Число самоубийств в стране выросло на 40%.

В Греции ситуация была иной. Компартия здесь была очень сильна, и именно она (я уверен, не без помощи Сталина) в 1945 году развязала гражданскую войну. Кровавая бойня в нашей стране закончилась в 1949-м и оставила такой осадок, что следующие 40 лет греческие политики боялись коммунизма как огня. Из-за этого иррационального страха они творили порой вопиющую несправедливость. Например, коммунистам запретили получать ипотечные кредиты и водительские права! И это творилось в стране, где родилась демократия!

Возмездие за такую несправедливую политику пришло в 1980-х годах, когда в Греции победила социалистическая партия во главе с господином Андреасом Папандреу. И все последующие годы эти люди создавали хаос – хотя, я думаю, они не ведали, что творят. Папандреу сумел восстановить права рабочих и остановить их нещадную эксплуатацию, но на этом не остановился. Объем госсектора возрос невероятно, и он издал закон, запретивший увольнять сотрудников госпредприятий. За ними навечно закрепили их места. Так он купил голоса избирателей! Дурной пример заразителен: с тех пор закрепление постоянной работы за госслужащими стало отличным инструментом для всех греческих партий. Сейчас примерно каждый четвертый работающий грек является госслужащим.

Чувство уверенности, что никогда ни о чем не нужно беспокоиться, не надо напрягаться, является самым разрушительным для людей. Оно делает их ленивыми, оно делает их жадными, оно заставляет их терять интерес к работе и жизни! Это худшее, что может случиться с человеком.

Деньги в трубу

Власти занимали и занимали за рубежом, чтобы выдавать госслужащим их раздутые зарплаты, то есть платить за их голоса. Эти же заемные деньги они использовали для покупки абсолютно бесполезных товаров у иностранных компаний, чтобы получить со сделки хорошую комиссию. Например, наш военный флот недавно за полтриллиона евро разжился немецкой подлодкой c правым креном в 20 градусов! Да она даже не может плыть по прямой!

Наряду с госкомпаниями в нашей стране есть множество частных фирм, которые тесно работают с государственными. И в этих двух секторах работают больше половины трудоустроенных граждан страны. Подобные частные компании платят взятки государственным, благодаря чему и торгуют с ними, и из-за этого на рынке нет реальной конкуренции. Соответственно, производительность таких компаний очень мала.

Вот клиническая картина «греческой болезни»: низкая производительность труда на основе псевдогарантий занятости и ограниченной конкуренции в сочетании с ростом госдолга. Наряду с Грецией подобными делами занимались Италия, Испания, Португалия, Ирландия, Бельгия и, наконец, Франция.

Евро и кризис

Появление евро было сладкой мечтой, но не очень хорошей идеей. Все экономисты на рубеже веков твердили, что вводить единую валюту слишком рано. В странах Европы были слишком разные экономические ситуации. И в случае потрясений каждому из них нужно «лекарство» – налоговое (снижение налогов и борьба с безработицей) и монетарное (снижение процентных ставок и эмиссия). Приняв общую валюту, европейские правительства потеряли один из этих инструментов – монетарный. Но когда в 2002 году в 16 странах ввели евро, признаков спада еще не было.

И вдруг начался мировой кризис. Как уже сказано, Запад, чтобы продолжать жить богато, должен был производить новые идеи. Еврозона оказалась душным блоком, а не гибкой структурой, способной противостоять потрясениям. Европейские страны одна за другой кричат «SOS». Они тратили гораздо больше, чем могли себе позволить, и вот настало время расплаты.

В Греции же ситуация действительно аховая. Официальная безработица выросла до 18% (в Испании – 22%!). И это без учета людей, которые работают на полставки и внештатно. Наши улицы пусты: люди не ходят на работу, к тому же бензин подорожал на 80%. Цена мазута выросла на те же 80%, и люди не могут позволить себе обогревать свои дома. У многих не хватает денег, чтобы платить за ипотеку… Да что за ипотеку, платить за электричество и воду для многих – роскошь! Люди вынуждены идти на преступление – по ночам рубить деревья в лесах, чтобы обогреть свои дома. Старожилы говорят, что подобного не было со времен Второй мировой… Пенсии по старости сокращены на 40%. В государственных больницах нет ни лекарств, ни нормального оборудования. Наше правительство увеличило налоги, чтобы отдавать займы. Из людей выжали все что можно!

А самое ужасное, что православная Россия, наш старый добрый друг, прекратила продавать Греции сырую нефть в кредит, и греческим ВВС и ВМФ не хватает топлива. И вот результат: турки потирают руки, их газеты вещают, что половина греческих островов отойдет к ним! А болгарские СМИ недавно обнаглели до того, что заявили: Александр Македонский был болгарином (!), а значит, им должна принадлежать северная часть нашей страны!

Молодые греки, которым по 35 – 40 лет, вынуждены жить с родителями, потому что у них нет работы и они не могут позволить себе свадьбу. Лучшие специалисты уезжают за границу. В стране резкий рост самоубийств: на 40% по сравнению с прошлым годом!

Экономика Греции – это всего 2% экономики ЕС. Спасти ее одну очень легко. Но проблема в том, что мы не одни такие – подобная ситуация и в других периферийных странах Европы. Больше половины стран еврозоны в тяжелом положении.
Мариос Элефтериадис
Мариос Элефтериадис

Что же делать?

а) Европейский центральный банк должен немедленно допечатать евро и выкупить обесценившиеся греческие, испанские, итальянские, португальские и т. д. облигации;

б) заставить «больные» европейские страны запустить процесс приватизации ­госпредприятий, а также содействовать развитию в них технического образования;

в) прибыли, которые сейчас стекаются в Германию, инвестировать обратно в Южную Европу.

Конечно, печатание денег приведет к инфляции, и сильнее всего она будет в Германии, так как она продает продукцию во все страны Европы. Вот почему Ангела Меркель выступает против пункта «а», но за пункты «б» и «в».

Но, по-моему, Меркель с Саркози уже решили запустить печатный станок, и случится это приблизительно в марте – мае 2012 года. В то же время они надавят на страдающие от кризиса страны, чтобы те дали зеленый свет приватизации госкомпаний. Таким образом, и Европа, и демократия будут спасены. Не будет никаких «марширующих по Южной Европе немцев», чего здесь так боятся. В конце концов мир выйдет из этого кризиса сильнее, стройнее и, что еще более важно, мудрее!

Скромность в кризис украшает

Предновогодние предупреждения президента Дмитрия Медведева о непростых грядущих временах, через которые, возможно, придется пройти России, начинают косвенно подтверждаться и выступлениями высокопоставленных сотрудников его администрации. Так, управделами президента РФ Владимир Кожин дал интервью агентству "Интерфакс", которое полностью будет опубликовано завтра, но и ставшие сегодня доступными фрагменты беседы представляют весьма серьезный интерес.

По словам Кожина, в следующем году, Управление делами не планирует строить новые резиденции ни для главы государства, ни премьер-министра.

– Ни строить, ни закладывать новые резиденции не планируется. Нет планов и перестройки или реконструкции подобных объектов, – заявил Кожин, а отвечая на вопрос, придется ли Путину в случае избрания на пост главы государства (в вероятности чего мало кто сомневается), объяснил, что кардинальной необходимости в этом нет. – Функционально в этих резиденциях все одинаково. Там можно жить и работать, есть все виды связи, есть все для выполнения функций президента России. Думаю, что никаких переездов не потребуется.

Напомним, сейчас в России существует всего пять официальных резиденций президента и премьер-министра. Для главы государства предназначены "Горки-9" в Подмосковье, "Долгие Броды – Валдай" в Новгородской области и "Бочаров Ручей" в Сочи. А подмосковная "Ново-Огарево" и сочинская "Ривьера" являются резиденциями премьера. Еще примерно девять баз используются для отдыха других высокопоставленных чиновников.

Как и в отношении резиденций, нет планов по приобретению новых морских судов или яхт для руководства страны.

– Мы приобрели на вторичном рынке морское судно, которое заменило яхту "Кавказ", построенную в 1982 году. Оно отвечает всем требованиям обеспечения деятельности главы государства. Новые морские суда закупаться не будут, – пояснил Кожин. Речь идет о яхте "Сириус", имеющей 6 VIP-кают: главная из которых поделена на обширный рабочий кабинет и спальню и могущей развивать скорость до 18 узлов (примерно 34 км/час).

В управделами президента так и не объявили, во что обошлась российскому бюджету покупка этого роскошного судна, рассчитанного на прием 11 гостей, но по данным зарубежной прессы яхта стоила 30 миллионов евро. Именно на нем, скорее всего, Президент России будет принимать своих высокопоставленных гостей на Олимпиаде 2014 года, тем более, что и сама яхта базируется в Сочи.

Ведущие страны мира не хотят скидываться на борьбу с долговым кризисом в Европе

Все отчетливее становится понятно, что на последнем европейском саммите лидеры ЕС не смогли предложить адекватного способа борьбы с долговым кризисом. На грани провала оказалось не только новое соглашение о бюджетной дисциплине, но и принятое в Брюсселе решение о выделении МВФ 200 млрд евро на борьбу с кризисом.

Великобритания не намерена выделять дополнительные кредиты МВФ более чем на 10 млрд фунтов (11,9 млрд евро), сообщил офис британского премьера Дэвида Кэмерона. Вместе с тем в Европе рассчитывали, что британцы предоставят МВФ хотя бы 30 млрд, а то и все 50 млрд евро из 200 млрд, которые должен перечислить МВФ. Однако Великобритания может выделить МВФ не более 30 млрд фунтов, причем 20 млрд она уже предоставила. Для любых новых ассигнований потребуется одобрение парламента, получить которое будет крайне затруднительно. Причем даже доступные средства Британия намерена выделить не адресно на помощь зоне евро, а в рамках G20 и только в следующем году.

Удивительно, но, по данным The Financial Times, цифра в 200 млрд евро была, в общем-то, взята с потолка, чтобы впечатлить рынки, и откуда взять все эти деньги, изначально продумано не было. Причем европейцы на прошлой неделе рассчитывали, что еще 200 млрд евро в МВФ внесут страны из других регионов мира. Однако с этим также возникли проблемы. США поддерживают европейскую инициативу, но день­ги под нее выделять не намерены, заявил журналистам представитель американской администрации на условиях анонимности. Ранее президент США Барак Обама заявлял, что европейские страны достаточно богаты, чтобы справиться со своими проблемами.

Идею европейцев встретили прохладно не только в США. Япония, ранее охотно вкладывавшаяся в европейские долговые инструменты, заявила, что не даст ни цента, пока Брюссель не представит Токио более убедительный план. «Пока европейские страны не смогут показать, сколько точно потребуется средств, чтобы справиться с кризисом, мы не сможем перейти к следующем шагу с участием МВФ», — заявил министр финансов Японии Дзюн Адзуми. Ответа от крупных развивающихся стран вроде Китая и Бразилии пока нет, хотя Россия перед началом саммита с Евросоюзом заявила, что намерена выделить МВФ для Европы не менее 10 млрд долл.

Холодный прием европейской идеи международными партнерами может создать проблемы для расширения ресурсов МВФ внутри самой зоны евро. «Бундесбанк заявил о готовности предоставить до 45 млрд евро, если будет справедливое распределение этой обязанности между членами МВФ. Если эти условия не будут соблюдены, тогда мы не сможем согласиться на кредит МВФ», — заявил в среду председатель Бундесбанка Йенс Вайдманн.

Демарш Дэвида Кэмерона и отсутствие энтузиазма по поводу увеличения ресурсов МВФ в мире фактически означает, что громкое заявление обернулось очередным пшиком. «У других стран нет большого желания раскошеливаться, впрочем, ино­странные деньги и не смогут решить европейский кризис. Иностранцам нет смысла выделять средства, когда сами европейцы не дают достаточно сильных сигналов о том, что они намерены спасти валютный союз. Все будет зависеть от того, смогут ли европейские страны принять достаточно убедительные в финансовом и политическом смысле решения», — пояснил РБК daily экономист RBS Жак Кайлу.

Страховщики назвали сумму ущерба мировой экономике от катастроф

Природные и антропогенные катастрофы в текущем году стоили мировой экономике 350 миллиардов долларов. Таковы данные швейцарской страховой компании Swiss Re. Компания заявила, что эти потери стали крупнейшими за всю историю.

Объем застрахованных убытков при этом составил 108 миллиардов долларов – в два с лишним раза больше, чем в 2010 году. Расходы страховых компаний могли бы быть и еще больше, если бы в Японии, пострадавшей от землетрясения, цунами и катастрофы на атомной станции в Фукусиме, большее количество объектов было бы застраховано.

Ущерб от катастрофических последствий стихийных бедствий в Японии пока точно не подсчитан. Предполагается, что он может составить от 100 до 300 миллиардов долларов.

Ранее Swiss Re подсчитало, что экономический ущерб только от землетрясений и катастроф в первой половине 2011 года составил 70 миллиардов долларов. Всего за первое полугодие убытки составили 278 миллиардов.

«Вину за кризис должны разделить все страны Европы»

Такое мнение высказал автор проекта еврозоны и бывший председатель Еврокомиссии Жак Делор.  Уважаемый чиновник и экономист выступил с критикой нынешних европейских властей в интервью газете The Daily Telegraph.

– Нынешнее поколение лидеров стран Старого Света делает слишком мало для поддержки евро, – считает Жак Делор.

В то же время, по словам 86-летнего французского политика, к долговому кризису привели ошибки, допущенные не сейчас, а при введении единой валюты, то есть 10 – 15 лет назад.

– Политики, принимавшие решение о введении евро, предпочли закрыть глаза на фундаментальные слабости и дисбаланс некоторых экономик блока, – уверен Делор. – Министры финансов не желали видеть тех неприятных вещей, с которыми им пришлось бы разбираться. Единая валюта была введена без сильного центрального органа управления, который остановил бы приближающиеся к дефолтам страны. Одной из главных причин кризиса стало бездействие. Теперь, когда чрезмерные заимствования таких стран, как Греция и Италия, подвели Европу к краю пропасти, все страны региона должны разделить вину. Каждый должен поступать по совести.

Напомним, долговой кризис в Европе разгорается из-за того, что некоторые страны союза взяли на себя слишком большие обязательства и теперь не могут расплатиться по долгам. Речь, в первую очередь, идет о Греции, Ирландии и Португалии. Теперь сильнейшие экономики Европы, в том числе Германия и Франция, выступают за то, чтобы ввести единый финансовый орган, который будет принимать решения по налоговой и бюджетной политике всех стран еврозоны.

Жак Делор был восьмым председателем Еврокомиссии. Он занимал этот пост с 1985 по 1995 годы. Именно Делор, как считают многие эксперты, впервые разработал проект создания единой европейской валюты. Однако вводили ее уже после его отставки с поста председателя Еврокомиссии. И этот процесс в первую очередь преследовал политические, а не экономические цели.

Право раскачивать лодку: как три агентства провоцируют новый кризис

По мере приближения второй волны кризиса, новости экономической тематики прочно поселились на первых полосах газет, сайтов и даже на телевидении. А вместе с ними в нашу жизнь вошли новые, доселе ведомые только профессионалам финансового мира, слова – Fitch, Standard and Poor's и Moody's, вместе составляющие "большую тройку" рейтинговых агентств.

И как-то совсем незаметно случилось так, что последнее своим звучанием все реже вызывает ухмылку у среднестатистического россиянина, а все чаще – тревогу за завтрашний день. Рейтинговые агентства упрекают в "раскачивании лодки", их влияние обсуждают главы крупнейших государств, их действия порой стоят миллиарды очень конкретных долларов. Но как всего три компании получили такую власть над рынками, и почему вдруг хвост начал вилять собакой? А самое главное – почему им все это сходит с рук?

Мы помогаем людям

Для того чтобы ответить на этот вопрос, стоит обратиться к истокам нынешних монстров рэнкинга компаний, банков и целых государств. Начиналось все, как водится, с самых благих намерений и так давно, что с позиции 2011г. кажется и вовсе неправдой.

Более 150 лет назад в США шло активное строительство железных дорог с привлечением государственного и частного капитала. Подрядчиками выступали все кому не лень, мошенников на рынке было видимо-невидимо, и у инвесторов в Дикий Запад возникали вполне резонные опасения, что их денежки запросто могут потеряться, если их доверить не тем людям.

Именно тогда Генри Пур выпускает свою "Историю железных дорог и каналов США", в которой делает попытку собрать и систематизировать финансовую и операционную отчетность компаний, работающих в отрасли (на тот момент – системообразующей в стране). Дело пошло, сборник стал ежегодным и даже авторитетным. К 1868г. его тираж уже насчитывал 2,5 тыс. экземпляров, а стоил он 5 долл. – внушительно, но доступно (примерно столько в те времена, к примеру, обходился съем комнаты в Нью-Йорке на неделю). Впоследствии из этого бизнеса вырастет империя Standard & Poor's (S&P).

История Moody's началась спустя несколько десятилетий, когда возник фондовый рынок, и инвесторам опять же понадобилась оценка рисков, но уже в области заемщиков и ценных бумаг. Тогда в 1900г. Джон Муди выпускает свой справочник, где нудно и подробно приводит статистику по акциям, облигациям и эмитентам ценных бумаг, а уже через несколько лет начинает предлагать услуги по оценке рисков вложений в те или иные инструменты.

Примерно тем же самым в 1913г. начал заниматься и Джон Фитч – основатель Fitch Ratings. Ему удалось заполучить в клиенты Нью-Йоркскую фондовую биржу (NYSE) и в сжатые сроки добиться авторитета для своих альманахов со статистикой и оценками рисков по ценным бумагам.

Так сформировались три будущих монстра рейтингов, которые уже к 20-м годам XX века захватили 90% этого рынка – сначала в США, а затем и мирового. "Большая тройка" изначально просто помогала людям: оценивая риски (от минимального ААА до максимального D), агентства сигнализировали о степени благонадежности заемщика или компании, служа надежным ориентиром в мире капитала. К 1975г. они получают официальный статус статистических рейтинговых организаций от Комиссии по ценным бумагам и биржам (SEC) США и прочно держат рынок, несмотря на появление мелких конкурентов.

Дорогие просчеты монополистов

Заняв практически монопольное положение, три агентства начали хорошо зарабатывать – и если в самом начале сборники рейтингов составлялись бесплатно, то вскоре банкам и предприятиям пришлось оплачивать услуги аналитиков "тройки", чтобы те присвоили им рейтинг. А как иначе, если его наличие стало необходимым инструментом для привлечения капитала, выхода на биржу и даже просто элементом престижа? Платили все, даже государства, и деньги текли рекой.

Но чем сильнее возвышались три ведущих агентства, тем дороже обходились их ошибки всем остальным. Тревожным звоночком стал азиатский кризис 1997-1998гг. – тогда выяснилось, что составленные для развитых стран методики расчета рейтингов (кстати, засекреченные от широкой и даже узкой публики) совершенно не подходят для стран развивающихся. Агентства сделали выводы и подкорректировали методики, но клиенты к тому моменту уже потеряли свои миллионы и миллиарды долларов.

Аналитики Moody's, S&P и Fitch не менее эффектно сели в лужу и в случае со скандально известной Enron, которая лишилась рейтинга инвестиционной категории лишь за несколько дней до своего банкротства. Тот же номер повторился с кризисом "дот.комов" и даже с относительно недавним Lehman Brothers, который стал точкой отсчета в первой волне мирового финансового кризиса 2008-2009гг. И снова – потерянные миллиарды и сотни обманутых в своих ожиданиях инвесторов, ориентировавшихся на рейтинги "большой тройки".

Однако монополизм – хорошая штука, позволяющая сделать так, чтобы все было и за это ничего не было. Агентства молча признали свои ошибки, получили порцию критики от правительства и прессы, но от их услуг никто не отказался: слишком прочной оказалась система, в которой так и не выросла альтернатива.

Впрочем, совсем уж без последствий не обошлось. Американские власти заинтересовались ролью рейтинговых агентств в кризисе ипотеки категории subprime, с которой и начался обвал системы. Основными виновниками были банки, которые упаковывали рисковую ипотеку в сложные финансовые продукты для дальнейшей продажи, но именно Moody's, S&P и Fitch присваивали им наивысший инвестиционный рейтинг, делая конфетку понятно из чего. В отношении агентств было начато расследование, которое пока ничем не закончилось.

Провоцируя новый кризис

Если в случае с кризисом 2008г. три агентства записали в пособники, то с наступлением второй волны они вполне себе могут стать виновниками или по крайней мере полноценными действующими лицами кризиса. В свое время газета New York Times написала, что после окончания холодной войны в мире осталось всего две известные державы – США и Moody's. Первое может задавить государство своей военной мощью, а второе – обескровить его финансы и пустить по миру, просто понизив рейтинг.

Первым поиграть мускулами по-крупному решило агентство S&P, лишив США наивысшего рейтинга в августе этого года. Произошло это впервые в истории и спровоцировало самую настоящую панику, а также обвал на всех видах бирж, который продолжался долгие три недели и вылился в триллионные потери инвесторов. Именно тогда во весь рост встал вопрос о влиянии, которое получили в условиях хрупкого восстановления после кризиса рейтинговые агентства.

Словно почувствовав свою силу, "большая тройка" усердно принялась за переживающую не самые лучшие времена еврозону. Начав с малого (рейтингов Греции, потом Ирландии и Португалии), Moody's, S&P и Fitch по мере разрастания кризиса разошлись и взялись за рейтинги Испании, Италии, а теперь и Румынии.

При этом уже неясно, что (или кто) именно провоцирует кризис, и что идет сначала, а что потом. В обычной ситуации рейтинговые агентства просто фиксируют ухудшение ситуации снижением рейтинга. Однако сейчас, похоже, они бегут впереди паровоза, своими действиями провоцируя дальнейшее разрастание кризиса.

Схема здесь простая: в условиях кризиса европейского госдолга, когда инвесторы теряют доверие к странам-заемщикам, агентство снижает суверенный рейтинг страны. Доходность гособлигаций при этом растет, займы становятся дороже и все менее доступными. Ситуация с деньгами ухудшается с каждым днем, и агентство… снова снижает рейтинг. Хвост завилял собакой.

Удар за ударом

В этот порочный круг уже попали Греция, оказавшаяся на грани дефолта, и множество других проблемных стран. При этом агентства не стесняются распространять тревожные аналитические записки о возможном снижении рейтинга Франции, Бельгии и других, ранее вполне благонадежных стран. Иногда слова подкрепляются делом (как на днях с бельгийцами), иногда выдается фальстарт (как пару недель назад с Францией, когда сообщение о снижении рейтинга было опубликовано якобы "по ошибке").

Рынки крайне нервно реагировали на большую часть подобных действий, и европейские власти забили тревогу. Представители Еврокомиссии прямо обвинили рейтинговые агентства в скоординированной атаке на ЕС и "раскачивании лодки". Однако те и в ус не дуют, продолжая еженедельно наносить удар за ударом и нагнетать обстановку.

Возросшее влияние рейтинговых агентств хорошо иллюстрирует недавний визит группы аналитиков Moody's в Австрию. В сложившихся обстоятельствах министр финансов более чем кредитоспособной (с рейтингом ААА) страны Мария Фектер не поленилась встретиться с делегацией агентства, после разговора с членами которой поспешила с удовлетворением заявить, что наивысшему рейтингу Австрии ничего не угрожает.

В результате получается, что практически весь мир оказался на крючке у трех рейтинговых агентств. Их власть настолько велика, что они втроем способны затопить (или заметно ослабить) экономику всего ЕС, не говоря уже о возможностях, которые дают им их полномочия для игры, к примеру, на рынке. И это не может не беспокоить власти различных государств, которые вносят изменения в регулирование, стараясь хоть немного снизить влияние этих монополистов рейтингового рынка.

Однако попытки ограничить влияние агентств ни к чему в целом не приводят. Правила игры не меняются, инвесторы продолжают слепо верить нарисованным рейтингам, а сама "большая тройка" продолжает вести свою игру и дергать весь мир за ниточки – как всегда, совершенно безнаказанно.