Invest-rating.ru
Поиск

Рынок вырос и перегрет. А есть ли потенциал?

Пандемия началась прошлой весной: за 22 торговые сессии S&P 500 упал почти на 34%. 23 марта 2020 г. — дно, а уже через неделю рынок поднялся более чем на 9%. С тех пор тренд повышательный.

Бен Карлсон, директор по управлению институциональными активами компании Ritholtz Wealth Management, в специальном материале для Fortune подтвердил, что годовая доходность от мартовского дна была поразительной — 75%, и это без учета дивидендов. Прибыль такого масштаба за такой короткий промежуток времени — это был самый большой 12-месячный прирост с 1950 г.

Чтобы ответить на вопрос, волнующий инвесторов, а что будет дальше, Бен Карлсон провел анализ на историческом периоде.

Методика Бена Карлсона

Методика исследования такова: взяв показатели прибыли за один, три и пять лет, эксперт провел анализ того, как реагировали рынки на подобные успешные скачки в прошлом. На историческом отрезке, начиная с 1950 г., он брал 12-месячный прирост в 50% и более по S&P 500, а затем подсчитывал доходность в следующие 12, 36 и 60 месяцев, чтобы увидеть, сколько было получено последующей прибыли.

В среднем через год после такого роста индекс S&P 500 снижался всего лишь на 1,5%. Но уже через 3 года рынок поднимался на 42,4%, и на 65,6% — в течение 5 лет. Неудивительно, что после таких больших успехов однолетняя доходность показывала падение, отмечает Бен Карлсон.

«Рынки не могут вечно подниматься по прямой. На самом деле, 12-месячная доходность была отрицательной в 65% случаев после прироста в 50% и более за один год. Как и в большинстве долгосрочных рыночных средних показателей, здесь был широкий диапазон результатов. В течение 1/4 годового периода наблюдался двузначный прирост, в то время как в 1/5 случаев наблюдался двузначный убыток. Поэтому, несмотря на то, что в большинстве случаев прибыль шла на убыль, это не является предрешенным выводом», — резюмирует аналитик.

Чем дальше, тем интереснее

Однако, чем дальше в периоде, тем лучше доходность. Бен Карлсон отмечает, что не было ни одного 3-летнего периода после 12-месячного прироста в 50% и более, который показал бы отрицательную доходность. Был только один 5-летний период с убытком: в конце краха рынка в 2000–2002 гг., когда рынок упал на 50%.

Среднегодовая прибыль за 3 и 5 лет составила 7% и 11% соответственно, и эти доходы не включают дивиденды. И хотя, по его мнению, такие показатели могут показаться удивительными, но большую часть времени не существует точной корреляции между прибылью за один год и прибылью за следующий.

Что это означает?

Доходы за один год не так уж сильно влияют на прибыль за следующий год, резюмирует Карлсон. Это вывод еще более верен, когда фондовый рынок поднимается, чем, когда опускается. Средняя доходность после хорошего года прямо пропорциональна долгосрочным средним показателям.

На среднесрочном временном горизонте, в 3–5 лет, потенциал для роста рынка всегда остается, даже если в моменте кажется, что рынок слишком вырос и «легкие деньги» сделаны. Таким образом, чем дольше временной горизонт инвестирования, тем больше шансов у инвестора увидеть рост на рынке.