Invest-rating.ru
Поиск

Стоит ли бояться хедж-фондов?

Обновлено

Ощущение, что хедж-фондов в России боятся, возникает, если наблюдать за действиями российских властей и регуляторов. Накануне саммита G20 Россия вместе с Германией выступили с предложением усилить надзор над деятельностью хедж-фондов.

Позиция России, при этом, выглядит довольно непонятной. Внутри страны нет никакой инфраструктуры для хедж-фондов – ни законодательства, ни развитого рынка финансовых услуг. Общеизвестные случаи с хедж-фондами LTCM и Hermitage показывают, что, скорее наоборот, хедж-фонды страдают от России, и, соответственно, регулировать нужно отнюдь не их.

Еще в 2007 году оценивалось, что размер средств, которые российские инвесторы вложили в иностранные хедж-фонды, составляет несколько миллиардов долларов (РБК daily). В мае 2008 года ФСФР выпустила приказ об утверждении положения ФСФР о составе структуре активов акционерных инвестиционных фондов, которое ввело понятие «хедж-фонд» в российское законодательство. С того времени все стали ждать, когда ФСФР разработает приказ об ограничении рисков, который бы открывал доступ российских хедж-фондов к производным финансовым инструментам. ФСФР обещало подготовить этот приказ к осени 2008 года. В итоге проект приказа появился только в сентябре 2009 года, а в министерстве юстиций он был зарегистрирован в январе 2010. Приказ должен вступить в силу после официального опубликования, однако на момент написания данной статьи (23.02.2010) он опубликован не был. Потрясающе! А эти несколько миллиардов долларов выведенные в иностранные хедж-фонды – это всего несколько таких заводов как «КАМАЗ», либо несколько крупных пищевых комбинатов и сотня тысяч рабочих мест.

Положение отягощает отсутствие инвестиционной культуры в России, а также восприятие фондовой биржи, как казино, нежели серьезного финансового инструмента, в том числе, у многих российских чиновников и предпринимателей. Народные IPO же в нашей стране предпочитают проводить за счет самих сотрудников компаний и также, согласно российским традициям, отнюдь не на добровольной основе. Такое отношение к фондовым рынкам превращается также в недоверие к хедж-фондам, как к серьезному инвестиционному инструменту.

В основном, хедж-фонды вызывают опасения в отношении системных кризисов, к которым может привести их деятельность, конечно, небезосновательно. Известен случай, когда группа хедж-фондов в 1997 году провела атаку на тайский бат. Однако, этот случай примечателен тем, что это были крупные фонды (Quantum, Tiger, LTCM), которые действовали сообща против слабой страны. С другой стороны, действия этих хедж-фондов были спровоцированы “пузырями” на рынках Тайланда, образовавшихся в результате бесконтрольного потока иностранного капитала в страну и отсутствии грамотной финансовой политики. Если такие последствия нежелательны, то и меры нужно предпринимать адекватные.

Современные хедж-фонды – это, в первую очередь, эффективный способ объединения капитала инвесторов. Эффективность достигается за счет сочетания концентрации большого объема средств и таланта управляющего.

Хедж-фонды также недолюбливают из-за их спекулятивных операций, что не совсем корректно.

Во-первых, хедж-фонды могут реализовывать различные виды стратегий, в том числе и долгосрочное инвестирование и кредитование. Во-вторых, в случае если спекулятивный капитал чувствует себя защищенным – а больше всего его может пугать непредсказуемость рынков и непрогнозируемость действий регуляторов (например, непонятное закрытие-открытие бирж во время кризисных движений в России) – то он может оставаться на рынках довольно долго и при этом играет важную роль поставщика ликвидности. Финансовые рынки созданы для эффективного обмена  активами между его продавцами и покупателями, а спекулятивные капитал является его неотъемлемой частью. Таким образом, инвесторы, вкладывая средства в хедж-фонд, применяющий спекулятивный стратегии, по сути, поставляют ликвидность на финансовые рынки в обмен на привлекательный доход.

Государство строит планы по превращению Москвы в международный финансовый центр. Однако это совершенно не возможно, пока оно не осознает важность любых инвесторов: индивидуальных, институциональных, хедж-фондов и др.

Так получилось, что рынком всегда движет жадность. Одни хотят продать подороже, другие – купить подешевле. Если отсутствуют четкие прозрачные и справедливые правила, то возникновение опасного рыночного дисбаланса неизбежно. Именно разработкой таких правил и должно заниматься государство, а инвестор должен быть свободен в выборе финансового инструмента.