Вт, 28 сентября 2021

«Капитализм так же себя не оправдал, как и социализм»

19 Июл 2009  

Интервью с профессором швейцарского Университета Санкт-Галлена Фредмундом Маликом
Фредмунд Малик не похож на большинство экспертов-консультантов. Он не переносит американскую теорию менеджмента. В особенности не любит он идею shareholder (type_id, title, dt, anounce, description, link, class_id, picture_id, active) VALUES, в связи с чем неоднократно резко критиковал методы корпоративного управления, односторонне направленные на удовлетворение интересов акционеров. Именно в этом он усматривает одну из причин нынешнего глобального финансового кризиса. Неправильным считает он и широко распространенную практику подготовки менеджеров по программе MBA. Основную проблему экономики профессор Малик видит во все возрастающей сложности построения компаний. В науке его метод анализа этих структур получил название кибернетического менеджмента. Бестселлером стала его книга «Управлять, работать, жить». Наступление нынешнего кризиса он предсказывал уже давно. О последствиях и уроках глобального финансового и экономического кризиса и о том, почему никто не вправе успокаиваться раньше времени, ФРЕДМУНД МАЛИК рассказывает в интервью Handelsblatt.

— Г-н Малик, сейчас банки опять готовы идти на риск, да и щедрые бонусы снова в ходу. Неужели у банкиров такая короткая память, а кризис ничему их не научил?

— Да, это именно так, но не из-за короткой памяти, а потому, что работа строится по устаревшим канонам и методам, применяя которые справиться с вызовами кризиса невозможно. Это похоже на то, как если бы сегодня стали прокладывать курс корабля, пользуясь секстантом, вместо того чтобы применить возможности спутниковой навигации.

— Создается впечатление, что и государственным мужам ничего нового в голову не приходит? На саммите «восьмерки» они были на удивление немногословны…

— Вполне вероятно, что саммит этот должен был только замаскировать всеобщую беспомощность. Существует большой соблазн заняться политикой, которая была бы популярной, но абсолютно лишенной каких бы то ни было идей. Предпринятые до сих пор меры практически не действуют.

— А в чем причина?

— Например, в недостаточной ответственности менеджеров, да и в самой сути принимаемых финансовых мер. Частично ситуацию осложняет даже, к примеру, снижение банковской процентной ставки, ведь низкий процент в значительной степени стал одной из причин кризиса.

— По всему миру правительства активно инвестируют в различные программы по оживлению конъюнктуры. Неужели и это не действует?

— Мы повторяем те же ошибки, которые в 90-е годы совершали японцы. С тех пор там было принято примерно 15 крупных пакетов мер для оживления конъюнктуры. Все они оказались безрезультатными. Деньги до реальной экономики так и не дошли. То же самое происходит и сегодня. Так, в США из почти 1 трлн долл., предусмотренных пакетами мер по оживлению конъюнктуры, до экономики дошло не более 5%, а в Германии доля эта составляет менее 1%.

— Но ведь признаки выздоровления экономики уже появились. Растут котировки и на фондовом рынке…

— Тот, кто сейчас дает отбой тревоги, не изучал, по всей вероятности, опыт кризиса 30-х годов. Нынешний подъем биржи напоминает ситуацию 1930 года, когда после ее падения в октябре 1929 года на рынке началось сенсационное ралли, продолжавшееся вплоть до апреля. В тот момент все авгуры того времени единодушно твердили, что дно кризиса позади. Верили все и мерам, предпринятым Федеральной резервной системой. А ведь катастрофа только начиналась. В результате уровень Dow Jones составил в 1932 году 40 пунктов.

— А какова нынешняя ситуация?

— Сегодняшний рынок «быков» истоки свои берет в 1982 году. Тогда уровень Dow Jones составлял 1000 пунктов. Это та высота падения, которую нам следует принимать во внимание.

— Ну а вообще в какой мере можно сравнивать сегодняшнюю ситуацию с тем, что имело место в 30-х годах?

— Разница — в объемах, которые сейчас во много раз больше. А вот механизмы рынка сравнивать вполне можно. Биржа имеет две движущие силы. Одна из них — жадность. Или, другими словами выражаясь, вера в то, что можно постоянно богатеть, при этом не работая. И пункт номер два: так сильно фондовый рынок поднимается лишь тогда, когда делаются долги.

— Судя по всему, о бирже вы мнения невысокого?

— Напротив. Мой опыт на финансовых рынках — более 30 лет, причем на самых горячих рынках. Не было такого дня, чтобы я не занимался биржами.

— Вы такой жадный?

— От этого я себя отучил. Мне повезло или, быть может, наоборот, не повезло, но мое первое акционерное общество принесло 160% прибыли. Мне тогда было 23 года, и я вдруг стал богачом. Более того, я «прославился», потому что не мог держать язык за зубами, первому встречному рассказывая о своем успехе. И все просили у меня совета. На этом я хоть и потерял какое-то количество денег, однако набрался очень большого опыта.

— Вы анализировали причины финансового кризиса. Можно ли было его избежать?

— Кризис был неизбежен, но не были неизбежными те формы, которые он принял. И если Алан Гринспен утверждает, что до тех пор, пока пузырь не лопнул, распознать его невозможно, то, разумеется, это не так. Распознать негативные тенденции можно было достаточно просто. Соответствующих признаков было достаточно.

Рекомендованные материалы по теме

test
2 сентября  

Смена торговых сессий считается одним из наиболее перспективных периодов для получения прибыли на рынке Форекс. «Быстрый рынок» дает шанс хорошо заработать, однако требует определенных знаний и навыков. Разобраться, как правильно составить торговый портфель для трейдинга на смене торговых сессий, научиться эффективно управлять рисками, подбирать подходящие торговые стратегии для валютного рынка вы можете на совместном вебинаре […]