Пн, 20 сентября 2021

Государственные долги меняют на корпоративные

С начала года увеличился объем выпущенных облигаций с покрытием (облигаций, обеспеченных активами, находящимися на балансе банка (covered bonds)). Такие облигации (в основном обеспечены ипотечными активами, а также притоком наличности от других кредитных операций) начали ставить один рекорд за другим. По данным Thomson Reuters, только за январь 2012 года таких облигаций во всем мире было выпущено на $40 млрд, что стало рекордом с января 2006 года и вторым по этому показателю началом года за последние 20 лет. Большинство таких облигаций выпущено европейскими банками — $27,2 млрд, или 68%. Доля австралийских и канадских банков составила 20% и 12% соответственно. Крупнейшим размещением облигаций с покрытием в Северной Европе стало размещение банком Nordea пятилетних бумаг на общую сумму $2,9 млрд. Размещали свои облигации и французские банки — даже на фоне того, что Франция потеряла максимально возможный кредитный рейтинг ААА. Также в январе Credit Agricole разместил на общую сумму $1,9 млрд десятилетние облигации с покрытием — и спрос на эти бумаги со стороны инвесторов был весьма высок. Эксперты Thomson Reuters считают, что заемщики активно занимают на рынке облигаций, в том числе по причине довольно низких ставок, которые в Европе старается поддерживать ЕЦБ, а также тем, что на рынке облигаций еще остается достаточный объем ликвидности.

Похожий всплеск активности на рынке долгового капитала наблюдался три года назад — весной 2008 года.

Но в этот раз ситуация отличается тем, что ухудшение ситуации с ликвидностью происходит на фоне скорого вступления в силу новых требований Базельского комитета по банковскому надзору (БКБН), в соответствии с которым банки вынуждены привлекать новые средства для укрепления своего капитала и запасов ликвидности.

Кроме того, Базельский комитет требует, что банки наращивали запасы высоколиквидных активов. Необходимо, чтобы отношение общего объема высоколиквидных активов к чистому оттоку наличности за следующие 30 календарных дней было больше или равнялось 100%.

По словам Люсиль Килтер из Deals Intelligence, "оценить будущие последствия "Базеля-3" сложно. Скорее всего, эти новые положения в определенной степени ограничат объемы прямого кредитования". Поэтому банки пытаются использовать пока еще имеющуюся возможность разместить на рынке облигации с покрытием, чтобы нарастить свои запасы высоколиквидных активов. В конце января один из крупнейших банков Европы — итальянская банковская группа Unicredit сообщила о планах по масштабному размещению покрытых облигаций на €25 млрд.

В середине февраля стало известно, что власти Бельгии готовят изменения в законодательстве, позволяющие банкам легче размещать облигации с покрытием, а инвесторам — приобретать такие активы. Национальный банк Бельгии уже готовит соответствующий законопроект и консультируется с участниками местного финансового рынка. Наблюдатели считают, что упрощение правил размещения облигаций с покрытием будет полезнее всего для печально известного банка Dexia, бельгийская часть которого с прошлого года на 100% принадлежит правительству страны.

Текущая обстановка вынуждает некоторых участников рынка экстренно прибегать к весьма масштабным заимствованиям. В конце февраля крупнейший швейцарский инвестбанк UBS объявил о выпуске специальных "абсорбирующих" нот, конвертируемых при погашении через десять лет в капитал второго уровня, подходящий под требования Базельского комитета. Впрочем, если до конвертации капитал первого уровня в UBS из-за убытков опустится ниже минимального необходимого порога в 5%, по условиям Базельского комитета стоимость облигаций будет списана, и держатели облигаций могут понести убытки. И хотя облигации UBS разошлись хорошо, условия этого выпуска заставили аналитиков говорить о том, что швейцарскому банку, которому нужно привлечь в общей сложности $2 млрд, придется сильно постараться, если он захочет еще раз разместить такие же облигации.

До кризиса 2008 года в России корпоративные заемщики привлекали финансирование, руководствуясь своими интересами и рыночной конъюнктурой, поэтому ярко выраженных предпочтений в способах привлечения капитала — через размещение облигаций или получение кредитов в банках — не существовало.
Однако уже в 2011 году началась тенденция роста ставок по кредитам. И, несмотря на то что в прошлом году кредитный портфель банков вырос на 26%, привлечь финансирование через кредиты могли уже далеко не все заемщики. Уже во втором квартале прошлого года ЦБ констатировал "замедление роста доступности кредитов" для корпоративных заемщиков, а по итогам третьего квартала — приостановку "роста доступности кредитов", снова сместив акценты в сторону облигаций.

Рынок публичного долга, даже несмотря на проблемы в еврозоне, по-прежнему позволяет привлекать финансирование эмитентам не только первого, но и второго эшелона.

Причина такого подхода российских банкиров кроется как в низкой капитализации (секьюритизация той же ипотеки через SPV позволяет расчистить баланс), так и в отсутствии высоких рейтингов у многих российских игроков. Выпуская бумаги со своего баланса, многие банки просто не получат рейтинг по таким бумагам выше рейтинга самого банка.

Парламент Греции принял законопроект о новых мерах экономии

Греческий парламент одобрил крайне непопулярные меры бюджетной экономии в ночь с воскресенья на понедельник ради получения второй программы финансовой помощи от Европейского Cоюза и Международного валютного фонда, которая должна помочь стране избежать неконтролируемого дефолта по своим долгам, сообщает Reuters.

Законопроект, подразумевающий сокращения на €3,3 млрд зарплат, пенсий и рабочих мест только в этом году, был принят парламентом Греции на фоне массовых беспорядков как в Афинах, так и в других городах погрязшей в долгах страны. Часть населения выступает против драконовских мер, требуемых международными кредиторами в обмен на новую финансовую помощь.

Финансовые власти США пообещали не повышать учетную ставку до конца 2014 года

Мировые фондовые рынки в замешательстве. Азия с утра просела, Штаты — в зеленой зоне. Инвесторов порадовала Федеральная резервная система США, которая объявила, что не будет повышать учетную ставку до конца 2014 года.

Индексы Европы накануне покраснели, поскольку переговоры Греции с частными кредиторами о сокращении задолженности зашли в тупик. РТС и ММВБ в плюсе

Экономический кризис в России преодолен – Путин

Премьер-министр Владимир Путин заявил о том, что последствия экономического кризиса в российской экономике преодолены. "Стоило немалых усилий выкарабкиваться из той ямы, в которую нас затащил кризис", – приводит Радио России слова главы российского кабинета министров.

В то же время премьер отметил, что существуют вопросы, которые необходимо дорабатывать в ближайшее время, "вне зависимости от внутриполитического календаря". По его словам, прежде всего, речь идет о социальных вопросах, касающихся доходов граждан, пишет Лента.ру.

Победить "кризисный спад" в экономике России к началу 2012 года Путин обещал еще в ноябре, напоминает Газета.Ru. "К началу 2012 года планируем полностью преодолеть кризисный спад в экономике", – говорил тогда премьер.

Затем, в конце ноября, еще до выборов в Госдуму, Путин на встрече с руководством фракции "Единая Россия" потребовал набрать максимально большое количество голосов на выборах и заговорил об угрозе экономического кризиса, подобного тому, что угрожает Европе, в том случае, если возглавляемая им партия не будет иметь достаточного количества голосов в парламенте.

"То, что происходит у наших европейских друзей и наших партнеров в США, в том числе – результат отсутствия консолидации в обществе, когда не могут между собой договориться ведущие политические силы", – сказал Путин.

Стимулятор от Центробанка

Центробанк удивил участников финансового рынка снижением ставки рефинансирования до 8%. Это попытка избежать дефицита ликвидности. Инфляционные риски стали менее опасными, чем риск замедления темпов экономического роста, говорят экономисты.

Банк России снизит с 26 декабря ставку рефинансирования на 0,25% – до 8%. «Решение принято с учетом оценки инфляционных рисков и рисков для устойчивости экономического роста, в том числе обусловленных сохранением неопределенности развития внешнеэкономической ситуации», – говорится в сообщении по итогам заседания совета директоров ЦБ.

Более низкие темпы инфляции позволяют снизить стоимость кредитов и стимулировать рост экономики.

 

По оценке Центробанка, годовые темпы роста потребительских цен замедлились до 6,4% с 6,8% в ноябре.

Благодаря тому что повышение тарифов власти перенесли на середину 2012 года, Центробанк ожидает значительного снижения годового темпа инфляции в начале года.

Центробанк также снизит процентные ставки по отдельным операциям предоставления ликвидности по фиксированным условиям – по кредитам overnight с 8,25% до 8%, по ломбардным кредитам и по прямому РЕПО с 6,50% до 6,25%, по кредитам, обеспеченным нерыночными активами или поручительствами, с 8,25% до 8%. Минимальная ставка однодневного РЕПО сохранилась – 5,25%. Одновременно повышена ставка по депозитным операциям – с 3,75% до 4%. Сближение процентных ставок «должно способствовать ограничению волатильности ставок денежного рынка», говорится в сообщении ЦБ.

Снижение ставки удивило экспертов, прогнозировавших ее сохранение на прежнем уровне.

«Довольно неожиданно. Вероятно, регулятор заметил снижение косвенных показателей и решил, что ситуация созрела для изменения ключевых ставок», – говорит эксперт ФГ БКС Арарат Мкртчян.

«Это очень интересное решение – снизить ставку рефинансирования, но сохранить ставку по РЕПО. Учитывая, что последняя ставка более значима в текущих жестких условиях с ликвидностью, такое решение ЦБ – это попытка осторожно смягчить денежно-кредитную политику», – считает главный экономист ИК «Ренессанс Капитал» Иван Чакаров.

 

Главная причина снижения ставки – дефицит ликвидности, единодушны эксперты. «Ухудшение ситуации с ликвидностью происходит уже несколько месяцев из-за жесткой фискальной политики и отчасти действий самого Центробанка, направленных на минимизацию рисков инфляции», – объясняет аналитик «ТКБ Капитал» Сергей Карыхалин.

Следующее заседание Центробанка пройдет в первой половине февраля 2012 года.

«Мы пока не ожидаем изменения ставки, но в случае ухудшения ситуации на денежном рынке возможно дальнейшее снижение», – прогнозирует управляющий активами УК «Агана» Сергей Мурафер. «На данный момент кажутся вероятными одно-два снижения ставки в следующем году», – добавляет Карыхалин.

Белоруссия получила миллиардный кредит от Сбербанка

Кредит Сбербанка и Евразийского банка развития (ЕАБР) в размере миллиарда долларов поступил в Белоруссию на счет "Беларуськалия". Об этом, как сообщает БелТА, заявил председатель правления "БПС-Сбербанка" Василий Матюшевский.

По его словам, "Беларуськалий" будет сам определять, как использовать заемные средства. Между тем ранее сообщалось, что власти могут использовать средства для пополнения валютных резервов. Доля Сбербанка в кредите составила 900 миллионов долларов, ЕАБР – 100 миллионов долларов.

"Интерфакс" напоминает, что договор о синдицированном кредите был подписан 18 ноября 2011 года. Белорусская сторона в качестве залога предоставила 51 процент акций "Нафтана" – одного из двух нефтеперерабатывающих заводов страны.

Изначально обсуждался залог в виде акций самого "Беларуськалия", однако Минск отказался от такого варианта. Белоруссия предложила вместо этого специальные ценные бумаги, которые планировалось после выпуска отдать "Беларуськалию", чтобы предприятие могло предоставить их в качестве залога.

В конце ноября антикризисный фонд ЕврАзЭС согласовал передачу Минску 440 миллионов долларов – второго транша из кредитной линии в размере 3 миллиардов долларов. Кроме этого в сентябре Белоруссия получила льготный кредит от Китая в размере миллиарда долларов, который будет потрачен на инфраструктурные проекты.

В результате экономического кризиса белорусский рубль с марта этого года обесценился по отношению к основным валютам в три раза. В частности, доллар подорожал с 3 до 8,5 тысячи рублей. По прогнозам Министерства экономики, в 2012 году американская валюта может подорожать еще в три раза – до 22 тысяч белорусских рублей за доллар.

Такой сценарий возможен в том случае, если предоставить государственную поддержку всем нуждающимся предприятиям, для чего необходимо эмитировать 30 триллионов рублей (около 3,5 миллиарда долларов). Инфляция в таком случае в будущем году составит 218 процентов. Министерство предлагает сократить программу господдержки, в результате чего эмиссия составит 7 триллионов рублей (0,8 миллиарда долларов). При таком развитии событий рост потребительских цен прогнозируется на уровне 19 процентов. По состоянию на начало декабря этого года инфляция составила 100 процентов.

Кризис уже наступил, но он сейчас более мягкий, чем был в 2008 году

Владимир Потанин — президент одной из крупнейших частных инвестиционных компаний в России «Интеррос» (стоимость активов в управлении составляет $20 млрд) и один из самых богатых людей в стране. «Известиям» он рассказал о том, почему Общественная палата не оправдала всех ожиданий, что он думает о недолгой политической карьере Михаила Прохорова и когда может разрешиться конфликт с «Норникелем».

— Недавно президент предложил новый состав Общественной палаты, вы снова там представлены. Как вы можете оценить работу ОП в целом?

— Создание Общественной палаты было неплохой задумкой. С учетом того, что у нас жизнь гражданского общества происходит в немного замедленном темпе, попытка катализировать этот процесс полезна. Но возникло сразу две проблемы. Во-первых, любая идея, спущенная сверху, народом воспринимается немного иронично, поэтому Общественная палата сразу оказалась в невыгодном положении с точки зрения общественного восприятия. И во-вторых, предполагалось, что в Палату попадут сильные люди, которые способны что-то привнести в решение конкретных проблем. Но так получилось, что там оказалось много тех, кто сам нуждается в поддержке. Или туда пришли известные люди (актеры, телеведущие), но они известны сами по себе, а не своими идеями. В лучшем случае они привлекают внимание к проблеме, что тоже очень важно, но для решения вопроса их возможностей не хватает.

Я считаю себя человеком, который способен в области, которой давно занимаюсь, а именно в области благотворительности, что-то изменить к лучшему.

И что изменили? Что можете предъявить?

— Мы очень много времени посвятили тому, чтобы понятие благотворительности расширить до объема тех реальных дел, которые люди в своей жизни совершают. Я не понимаю, почему, если помогают больным или поддерживают образовательные программы, то это считается благотворительностью, а если волонтеры приводят в порядок свой город, парки благоустраивают — то нет.

Задача расширения перечня видов благотворительной деятельности решается нами путем внесения поправок в законодательство.

Крупным результатом нашей работы стало законодательство о фондах целевого капитала — эндаументах. На базе таких фондов развивается благотворительность во всем мире. От эндаументов исходит больше 50% всех пожертвований в образовании, медицине. И у нас дело пошло. Фондов уже десятки, в них сосредоточено порядка 3 млрд рублей. Не так много по сравнению с Америкой и Европой, но путь в сто миль начинается с первого шага.

Еще один вопрос — волонтерское движение. Эта деятельность была вообще никак не регламентирована. С волонтеров, например, брали налог на доходы физических лиц за билеты, которые им покупали для проезда к месту работы.

— Что в планах?

— Освободить от уплаты дополнительного социального налога некоммерческие организации (НКО). Представители IT и СМИ получили освобождение, а остальные — пока нет. Между тем, гроши, собранные с НКО, государству особенно не нужны, а для самих НКО эти налоги — серьезная «душилка».

Еще пример. Наше законодательство не позволяет законно собирать благотворительные средства через SMS-пожертвования или через платежные терминалы. Хотелось бы и это изменить.

— А как вы расцениваете историю с фондом «Федерация»?

— Вокруг всякой деятельности возможны скандалы и неприятные ситуации. Я придерживаюсь такой логики: сделал что-то хорошее — отлично, а как уж ты это обставил — твое дело. Нет морального права у людей критиковать тех, кто что-то сделал. А вот если обещал и не выполнил, то это уже другой случай.

— Вы не передумали отдавать свой капитал на благотворительность? Детей наследства лишили…

— Как я могу передумать?! Я считаю, что есть предел, после которого любой человек, даже самый целеустремленный, теряет мотивацию чего-то добиться. Но при этом каждый нуждается в трамплине в жизни. Хочешь помочь ребенку — дай ему миллион, хочешь погубить — дай миллиард. Это — мое твердое  убеждение, связанное не с тем, чем именно я бы хотел заниматься как благотворитель, а с тем, как должна быть устроена моя семья и как должно быть построено воспитание моих детей.

— У ваших детей все хорошо, условия созданы. Но как свидетельствует статистика, очень много людей в России считают, что нормальных условий для жизни нет, и собираются уехать из страны. Что с этим делать, на ваш взгляд?

— Я связываю это с тем, что в нашей стране роль государства завышена во всех вопросах жизнедеятельности. Чем больше государства, тем меньше места для частной инициативы. Рецепт преодоления этой ситуации — нужно функции государства сокращать, чтобы оставить людям больше пространства.

— Есть мнение, что многие захотели уехать после съезда «Единой России» в конце сентября, на котором было объявлено о рокировке внутри тандема Дмитрия Медведева и Владимира Путина… Мол, одни и те же люди у власти, политическая система неподвижна.

— Вы и правда думаете, что все удивились, когда узнали о рокировке?! Такого рода сценарий развития событий был ожидаем как представителями политических элит и российского бизнеса, так и многими нашими иностранными партнерами. По крайней мере ни для кого среди тех, с кем мне доводилось беседовать — а я стараюсь много внимания уделять такого рода встречам, чтобы руку на пульсе держать, — это не было ни сюрпризом, ни шоком. Стало быть, это мало влияет на наши долгосрочные планы, и скорее всего мало повлияет на планы наших зарубежных партнеров.

Некоторая закостенелость системы, конечно, присутствует. Но для нашей страны в принципе нехарактерны резкие повороты и перемены. Мы любим, когда о нас заботятся, когда наверху есть кто-то мудрый (не важно — президент или Политбюро), кто мог бы присматривать, чтобы у нас все было хорошо. С одной стороны, мы на кухне рассуждаем, мол, хотим перемен, а с другой — на самом деле перемен опасаемся. Все помнят 90-е годы.

— И что же теперь, ничего не менять?

— Эффективность страны, ее конкурентоспособность в мире, способность создавать условия для реализации граждан должны быть. А для этого нужна состязательность. Как в спорте: если в стране сильный национальный чемпионат, то скорее всего будет сильная национальная сборная. В экономике то же самое. И в политике: соприкосновение разных точек зрения позволяет государственной машине быть в хорошей форме. На мой взгляд, конкуренция и состязательность в политической жизни затихли, и из-за этого определенная неэффективность транслируется и на другие отрасли. С этим надо работать. Любой президент, любое правительство будут этим озабочены. Кто это эффективнее сделает — время покажет.

— Призрак политической либерализации замаячил на горизонте с появлением «Правого дела» во главе с ярким лидером. Но и он испарился.

— Этот проект не имел ничего общего с политической жизнью. Я давно знаю Михаила Прохорова. Он — человек, способный привлечь к себе и своим проектам внимание, но зачем он ввязался в это дело, я до сих пор понять не могу. Прохоров никогда не был политиком, он всегда любил очень высокую степень свободы в своих суждениях и поступках. Всегда очень гордился тем, что он свободный и независимый. Почему он вдруг решил, что в этом проекте не будет очень жестких, хитрых, не всем понятных правил, непонятно.

— Вообще нужна ли нашей стране правая партия?

— Давайте определимся с терминами. Правые — это кто? Это те, у кого более либеральные взгляды на жизнь, кто считает, что государства в жизни граждан должно быть меньше, что степень свободы у людей и ответственность за свои поступки должна быть выше. У нас страна по своему менталитету больше левая, чем правая, но есть люди, которые разделяют перечисленные принципы. И их нужно консолидировать. Хотя бы потому, что реформы делают прежде всего правые, а левые способствуют приоритетному повышению уровня жизни по отношению к общеэкономическому положению.

Но у нас никто не занимается реальной консолидацией этого электората. Все заняты либо маргинальным оппонированием всему на свете, либо набором популистских очков, чтобы пролезть в Думу и получить свои мандаты. Тот, кто эту работу начнет, должен понимать, что в течение одного-двух сроков его не ждут депутатские мандаты, кресло председателя какого-нибудь комитета или министра.

— Алексей Кудрин был одним из тех, кто разделял либеральные взгляды. Но теперь его судьба непонятна. Следили за ситуацией?

— Конечно, следил, переживал. Меня с Алексеем Кудриным связывают давние дружеские отношения. Я считал и продолжаю считать, что Кудрин был одним из лучших министров финансов в мире. Это очень хорошо для страны — иметь что-то лучшее в мире.

Сложилось как сложилось… Жаль. Член правительства, наверное, не может работать, когда нет взаимного доверия с высшим руководителем страны.

Было бы очень жаль, если бы Алексей Кудрин исчез с политического небосклона. Он человек очень профессиональный, у него ясный ценностный ряд, и он в любом качестве был бы востребован. Он сам решит, что ему делать. Кудрин с виду вроде тихий, интеллигентный и неконфликтный, но у него железный стержень.

— Надо иметь смелость, чтобы сказать, что он не видит будущего в новом правительстве Дмитрия Медведева…

— Настоящей смелостью надо обладать, чтобы многие годы сдерживать беспредельный поток требований дать больше денег. Мужественным человеком надо быть, чтобы выслушивать, мол, ты ничего не понимаешь, и продолжать свою линию.

— Кудрина вспомнили хорошим словом, когда в 2008 начался кризис и пригодились деньги из резервных фондов. А новый кризис, по-вашему, когда начнется?

— То, что сейчас происходит, это уже и есть кризис. Просто он более мягкий, чем в 2008 году. Это касается всего мира. Россия не исключение, но страна подошла к кризису в хорошей форме, хорошо подготовлена. Темпы роста у нас не такие оптимистичные, как мы думали. Тем не менее в районе 4–5% на ближайшую перспективу, я думаю, мы сохраним. Это значит, что Россия развивается намного стабильнее и интереснее, чем в среднем весь мир. И мы в достаточной степени интересны для инвесторов.

— Есть ли у «Интерроса» своя антикризисная программа?

—  Для того чтобы успешно пережить кризис, нужно снижать долговую нагрузку. В 2008 году у «Интерроса» нагрузка была высокой, поэтому компания испытывала серьезные трудности. В качестве платы за это пришлось расстаться с некоторыми активами. Сейчас ситуация другая, мы задолженность сократили.

— А что сейчас с долгами у «Интерроса»?

— Чистая задолженность «Интерроса» сейчас около $1,5 млрд, она снизилась на $0,5 млрд за последний год. Это приемлемый для нас уровень долга. Есть даже возможность (примерно на $1,5 млрд) брать кредиты, если мы увидим какие-то интересные объекты для вложений.

— То есть «Интеррос» готов к новым покупкам?

— Да, но пока не видим интересных объектов. Пока мы готовы совершать сделки относительно небольшие для нас по масштабам — стоимостью не более десятка или сотни миллионов долларов. Но думаю, что когда ситуация с долговым кризисом будет урегулирована, возникнет окно возможностей для каких-то осознанных вложений. Я не очень люблю это делать в спешке, можно наделать ошибок, а удовольствия не получишь.

— У «Интерроса» есть нерешенная проблема. Что нужно для того, чтобы конфликт в «Норникеле» был исчерпан?

— Нужно, чтобы  один из крупных акционеров выкупил другого. Когда «Русал» покупал блокпакет в «Норильском никеле», единственно возможным продолжением событий, если руководствоваться индустриальной логикой, являлось дальнейшее слияние этих двух компаний. «Русал» говорит о том, что эта инвестиция для него стратегическая. А я не понимаю другого значения этого слова, кроме как образование из двух компаний одной.

Но стратегия по разным причинам не была реализована.

А предложение объединиться поступало?

— Нет. Изо всех отчетов аналитиков и банков следует: мало кто верит, что два таких разных бизнеса могут быть объединены. Просто исходя из профиля компаний.

«Норникель» добывает металлы на одном из лучших в мире месторождений с наименьшей себестоимостью — в этом его основное конкурентное преимущество. Преимущество «Русала» в том, что он продает дешевую электроэнергию в форме алюминия. Не факт, что в случае объединения компании свои преимущества не утратят. А что приобретут взамен — вопрос.

Если этот вариант невозможен, остается второй — кто-то должен кому-то продать. И «Норникель», и «Интеррос» такие предложения «Русалу» делали. И они дали понять, что готовы продавать свой пакет. Но у «Русала», как я понимаю, завышенное на сегодняшний день ожидание по цене.

— Предложение Виктора Вексельберга (глава совета директоров «Русала»), таким образом,  вам интересно?

— Его нужно и можно будет обсуждать — как только он его сделает. Пока что мне он ничего конкретного не предлагал. Владимир Стржалковский (гендиректор «Норникеля». — «Известия») тоже не понял, что именно Вексельберг ему предложил. Я слышал разные цифры, но лишь из неформальных источников.

Насколько я понимаю ситуацию, «Норникель» сделал «Русалу» достаточно внятное предложение, ответа на него не получил — только приглашение к продолжению диалога. У Вексельберга есть готовность вести переговоры, и это замечательный факт. Такая готовность у него была и весной, когда было сделано предыдущее предложение «Норникеля». Но дело не сдвинулось.

— Так все-таки, на ваш взгляд, какая у «Русала» цель?

— С одной стороны, они говорят, что не собираются продавать (свой пакет в Норникеле». — «Известия») в принципе, с другой — что им предложили мало денег. Хочется попросить, чтобы они определились: или не продаете и больше эту тему не затрагивать, или предлагается мало денег и поэтому нужно сесть за стол переговоров.

Кроме того, рассуждая о более высокой фундаментальной стоимости «Норникеля» в течение последних двух лет, они используют одну и ту же схему: обращаются в правоохранительные  либо государственные органы с жалобами, раздувают публичный скандал, получают отрицательный ответ из этих органов и ищут новую тему для жалобы. У меня складывается впечатление, что все это делается исключительно для того, чтобы мы все-таки в какой-то момент заплатили им больше. То есть в итоге откупились. Немного похоже на рейдерство, разве нет?

У вас личные переговоры с руководством «Русала» были?

— Весь последний год мы с ними через прессу общаемся и через суды.

Но прошлой весной был такой эпизод. Прошла информация, что после отклонения предложения «Норникеля» «Русал» решил вступить в переговоры с «Интерросом». Олег Дерипаска позвонил мне, и мы с ним договорились встретиться. Он был столь любезен, что согласился навестить меня за городом. Приехал. Мы поздоровались, сели за стол. Я говорю: «Олег, очень хорошо, что приехал. Наверное, накопились какие-то вопросы, давай обсуждать». Он отвечает: «А у меня нет вопросов». Я спрашиваю: «А чего, Олег, тогда приехал?» — «Ну так, социально пообщаться», — отвечает. И мы социально пообщались часика полтора. Хорошо посидели, поболтали про все. На следующий день читаю в прессе: Олег Дерипаска встретился с Владимиром Потаниным, но они ни о чем не договорились. То есть поручение совета директоров («Русала») он выполнил, со мной встретился, но договориться ни о чем со мной, твердолобым, ему не удалось. Скажу честно, шансов договориться при таком подходе к беседе было немного.

Алишер Усманов в «Норникеле» изначально был вашим союзником, если не партнером. А теперь он скорее на стороне Олега Дерипаски. Будете ли отыгрывать ситуацию?

— Усманов Алишер Бурханович — он как Англия. У него нет ни друзей, ни партнеров — есть только интересы. И он ведет себя как бизнесмен. Если пакет Дерипаски собрались выкупать, да еще и на выгодных условиях, наверное, какой-то тактический альянс с ним Усманову представляется коммерчески целесообразным. Я думаю, тот факт, что Дерипаска отказался продавать пакет, рано или поздно приведет, скажем так,  к переосмыслению этой позиции. Возможно, появятся другие альянсы. Поскольку Усманов не заявляет, что пакет для него стратегический, думаю, рано или поздно он на нем заработает. И совершенно не обязательно, что сделает это вместе с кем-нибудь.

Внешэкономбанк утверждает, что в проекте «Роза Хутор» есть перерасход средств. Не придется ли занимать дополнительные средства? Что там вообще происходит?

— Проект «Роза Хутор» из коммерчески окупаемого горнолыжного курорта превратился в создание маленького города для проведения Олимпийских игр. Этого никто не ждал. Когда мы шли на заявку, мы говорили, что строим все с нуля. Теперь возникло большое количество требований, которые не позволяют производить продажи построенной недвижимости, требуют подготовки и сдачи объектов Олимпийскому комитету. Кроме того, на «Розе Хутор» потребовались работы, которые вне Олимпиады там бы не проводились: дополнительные трассы, подъемники и системы оснежения и безопасности…

Все это не имеет никакого отношения к коммерции, по сути  является неким госзаказом. В этой связи нагрузка на весь проект выросла совершенно невероятным образом. Бюджет превысил 60 млрд рублей, из них перерасход средств предполагается в размере 15 млрд рублей. Это не конец, требования к проекту продолжают поступать по мере приближения к Олимпиаде.

Нужно докапитализировать проект и компенсировать расходы, которые не являются коммерческими. Возможно, государство найдет возможность в какой-то форме войти в капитал этого проекта. Такие переговоры сейчас ведутся. Когда они завершатся, проект вернется к прежним очертаниям: будет окупаемым, полностью отфинансированным. В любом смысле мы свои обязательства выполним. Проект останется частным, несмотря на участие в нем государства.

На внеочередном саммите ЕС и еврозоны власти должны принять пакет антикризисных мер. В прошлый раз договориться не получилось

Сегодня в Брюсселе пройдет внеочередной саммит ЕС и еврозоны: ожидается, что будет принят пакет антикризисных мер. Переговоры должны были закончиться еще в минувшее воскресенье, но участники не пришли к итоговому соглашению.

План по спасению евро включает в себя сокращение дефицита бюджета и госдолга всех

стран-участниц, выделение очередного транша Греции, поддержку банковского сектора на 100 миллиардов евро.

Также должно заработать так называемое «Европейское экономическое правительство» — особый институт, главным инструментом которого будут саммиты еврозоны.

На фоне затянувшихся переговоров снижаются котировки акций на ведущих мировых биржах. Нефть и золото, напротив, дорожают, передает НТВ.

По итогам воскресных переговоров лидеры еврозоны выработали два стратегических проекта по борьбе с долговым кризисом

Лидеры 17 стран Евросоюза на саммите в Брюсселе достигли прогресса в разработке антикризисных мер. Все детали они планируют объявить по итогам следующего саммита, который пройдет в среду. Известно, что рассматривается два проекта, которые могут быть реализованы одновременно.

Первый предполагает создание в рамках Европейского фонда финансовой стабильности специального механизма, который будет привлекать средства иностранных инвесторов — ставка делается на МВФ и экономики БРИКС. Эти деньги потратят на покупку новых гособлигаций Италии, Испании и других проблемных стран еврозоны, отмечает НТВ.

Согласно второму проекту, часть средств антикризисного фонда будет использована в качестве гарантий по облигациям аутсайдеров ЕС на вторичном рынке. Объем списания греческого долга и размер фонда соседи по евро определят на дополнительном саммите 26 октября.

Франция и Германия договорились о спасении еврозоны

"Буксиры" европейской экономики – Франция и Германия – пришли к единому решению по поводу дальнейшей борьбы с разразившимся в Европе долговым кризисом. Об этом заявила немецкий канцлер Ангела Меркель, передает Associated Press.

Ранее стороны не могли договориться по поводу того, как привлекать дополнительные средства в Европейский фонд финансовой стабильности (EFSF). Франция настаивала на превращении EFSF в банк, который сможет получить неограниченный доступ к финансированию Европейского центробанка. Германия против этой идеи возражала.

Представитель Христианско-демократического союза Доминик Гайслер сегодня опроверг сообщения о расколе между Меркель и президентом Франции Николя Саркози, отметив, что "она ничего не скажет, кроме того, что они пришли к единому мнению".

Кстати, еще вчера лидеры двух стран говорили, что от предстоящего в воскресенье саммита Евросоюза не стоит ждать конкретных мер по поводу спасения Европы. Они предположили, что главы 17 стран еврозоны будут долго обсуждать варианты разрешения долгового кризиса, но окончательное решение отложат до следующей встречи, которая, вероятно, состоится 26 октября.

О чем именно договорились Франция и Германия, не известно. По всей видимости, это останется загадкой до выходных.

Между тем эксперты считают, что в теории варианты обеих сторон вполне логичны. "Если фонд EFSF рассчитан на помощь всем участникам еврозоны, то и пополнять его должны все вместе. Другое дело, кто готов принять на себя такую ответственность, так как экономики Германии, к примеру, и Словакии – разные по мощности и одинаковые гарантии предоставить не могут. В целом, Франция пока занимает позицию, которая близка и другим странам-участницам еврозоны – в том, что ЕЦБ должен также влить в EFSF определенные суммы", – пояснила "Yтру" аналитик "Инвесткафе" Анна Бодрова.

При этом, она полагает, что мощности этого банка может не хватить на спасение всей еврозоны. "Настороженность вызывает и тот факт, что разговоров об этой стратегии очень много, ожидания уже заложены в текущие цены, а на практике реальность может не совпасть с прогнозами", – отметила Бодрова.