Пт, 25 сентября 2020

Чему учат экономические кризисы?

4 сентября 2020   Наличные деньги

Многие кризисы имеют общее явление — перегретый актив. Когда некая ценность вызывает ажиотажный спрос, она продается намного дороже своей реальной стоимости. Когда стоимость приближается к цифре, неприемлемой для потенциальных покупателей, рынок обрушивает цену. Желающих купить актив становится меньше, продавцы снижают планку, но это не помогает. Паническая распродажа приходит на смену ажиотажному спросу. Это продолжается до тех пор, пока цена не отскочит от дна и не пойдет вверх, но уже не такими темпами.

На турбулентных рынках можно заработать, но гораздо выше риск потерять все. Рассказываем, как это происходит на примере нескольких кризисов.

Тюльпанный кризис в Голландии, 1636–1637 гг.


Это первый детально задокументированный экономический кризис. История проста: среди обычных тюльпанов стали появляться необычные цветы с пестрыми лепестками. Большинство оказывалось нежизнеспособным: цветы поражали вирусы, и выглядели они необычно как раз из-за этого. Однако в Голландии XVII века за особенными цветами развернулась настоящая охота.

Редкие луковицы превратились в выгодный актив: цена одной многократно превышала годовой заработок ремесленника. Среди покупателей были цветоводы-профессионалы, собиратели искусства, инвесторы, которые планировали на цветах заработать.

Очевидно, что зимой тюльпаны не растут. Тогда предприимчивые цветоводы начали продавать тот урожай, который только собирались вырастить в сезон. Заключалась сделка с такими условиями: продавец обещал к весне поставить товар, а покупатель обязался товар выкупить. Цену определяли до поставки, в момент заключения сделки.

Этим обязательством, подписанным сторонами, можно было торговать не менее успешно, чем самими тюльпанами. Цены на такую бумагу активно подогревали слухами спекулянты и обещаниями, что скоро цветком заинтересуются все, а цены вырастут многократно.

Так устроена торговля фьючерсами: инвестор покупает не актив, а обязательство на его покупку или продажу в будущем, но по текущей рыночной цене. Именно во время тюльпанного кризиса фьючерсная торговля оформилась как явление.

Перегретый актив уже весной 1637 г. обвалился. Почему — вопрос по сей день дискуссионный. Вероятно, сработала невидимая рука рынка: луковиц вырастало меньше запланированного, контракты не исполнялись. Их перестали покупать — и тогда начались панические распродажи. Физические луковицы подешевели в 20 раз, а фьючерсы и вовсе утратили ликвидность, приведя к банкротству большинство участников торгов.

Через два года, когда было пройдено психологическое дно, рынок снова вырос, хотя и не до показателей 1636 г. Тюльпаны стали продавать по справедливой рыночной цене, без ажиотажного спроса и панических распродаж. Затем цены на тюльпаны плавно снизились, больше не вызывая катастрофических последствий для участников торгов.

Больные, но некогда ценные тюльпаны через несколько поколений вымерли. А история получила первый детально задокументированный биржевой пузырь. Имена тех, кто сколотил состояния на спекуляциях с тюльпанами, до наших дней не дошли. Однако вывод напрашивается сам собой: заработали те, кто смог вовремя остановиться и выйти из игры как раз в тот момент, когда цена на луковицы и фьючерсы росла или уже была максимально высокой. Тюльпановым дельцам повезло: они успели продать перегретый актив до обвала рынка.

Черный четверг, 24 октября 1929 года, США


О причинах этого кризиса экономисты спорят до сих пор. Однако крах на биржах, который ему предшествовал, развивался по тем же законам, что и тюльпанный кризис в Голландии.

О причинах этого кризиса экономисты спорят до сих пор. Однако крах на биржах, который ему предшествовал, развивался по тем же законам, что и тюльпанный кризис в Голландии.

В 1920-е годы экономика США переживала экономический бум после Первой мировой войны: росло производство и рыночная капитализация компаний. Государственная политика поощряла крупный бизнес, активно формировалось общество потребления. Параллельно с этим дешевели кредиты, позволяя гражданам с невысоким доходом получить крупные суммы. Это привело к тому, что масса американцев стала спекулятивно торговать ценными бумагами.

Спрос на акции поднимал цены, рост цен привлекал новых инвесторов, цены снова росли, и в спекулятивную торговлю вовлекалось еще больше инвесторов. Акции покупались намного дороже их справедливой рыночной цены, зачастую в кредит. Тогда широкое распространение получили маржинальные займы, которые используются и по сей день: инвестор привлекал кредитное плечо для торговли. Это позволяло оперировать суммами, в несколько раз большими, чем собственный капитал. Прибыль от сделок с таким инструментом возрастает, но растут и риски: при убыточных сделках расчеты с кредитором могут уничтожить весь капитал инвестора за одну-две операции.

Из-за ажиотажного спроса и использования кредитов стоимость бумаг компаний перестала коррелировать с их реальной капитализацией. Цена акций росла только благодаря энтузиазму инвесторов. Это привело к образованию биржевого пузыря, как и в случае с голландскими тюльпанами. Он лопнул в Черный четверг 24 октября 1929 г. В тот день сразу несколько брокеров одновременно потребовали расчета по маржинальным займам. Чтобы расплатиться, инвесторы стали продавать акции, что привело к снижению их цены. Началась паника: бумаги стали массово распродавать за любые деньги, лишь бы не потерять все.

Фондовый рынок потерял примерно 40% капитализации или $30 млрд.

С Черного четверга началась Великая депрессия — экономический шок, который США, а затем и весь мир, переживал несколько лет. После этого кризиса, в 1932 г. в США появилась Комиссия по ценным бумагам и биржам (SEC), призванная не допустить повторения биржевого краха. Регулятор следит за выпуском и обращением ценных бумаг, не позволяет совершать сделки, которые существенно повлияют на уровень цен и не допускает злоупотреблений на рынке. Сейчас такой орган есть в каждой стране, где работает хоть одна биржа.

Однако и в эти отчаянные для экономики времена можно было сколотить состояние. Одним из таких счастливчиков стал юрист Флойд Боствик Одлум. Накануне кризиса он успел вывести большую часть своего капитала из акций в валюту. После обвала Одлум скупал доли в компаниях за бесценок, и, когда акции снова стали расти, оказался в десятке богатейших людей Америки.

Выгоду извлек и Советский Союз, внушительная часть индустриализации которого базировалась на подешевевших американских технологиях и специалистах из Европы, которые спасались от кризиса и иммигрировали в СССР.

Черный понедельник, 1987 год, США


19 октября 1987 г. без видимых причин произошло самое большое в истории падение индекса Доу-Джонса — показателя стоимости 30 крупнейших компаний США. И это после бурного роста на протяжении нескольких лет. Цепная реакция охватила весь земной шар, и через несколько дней фондовые биржи Австралии потеряли 41,8%, Гонконгские биржи — 45,8%, Канадские — 22,5%, а в Великобритании падение достигло 26,4%. Интересно, что от мирового финансового кризиса тогда спасла низкая мощность компьютеров. Сделки проходили в автоматическом режиме, их исполняли биржевые терминалы. При попытке панической распродажи, системы попросту зависли от количества заявок и притормозили обвал цен.

Версии произошедшего обсуждаются до сих пор. Одна из главных — автоматизация биржи. Заявки выставляли роботы и исполняли они же, что привело к слишком большому количеству операций и зависанию системы.

Несмотря на шоковое падение индексов, фондовые рынки восстановились сравнительно быстро — за пару лет, а реальная экономика почти не получила ущерб.

Главный урок, который вынесли тогда биржевые регуляторы — торги нужно приостанавливать, если рынок слишком сильно расшатывается. То, что в 1987 сделал компьютерный сбой, сегодня — часть биржевой практики. При возникновении ажиотажного спроса или резкой распродажи торги останавливаются на несколько минут. Это не позволяет бумагам существенно изменять свою стоимость.

Обвал доткомов, 2000 год, США


10 марта 2000 г. индекс NASDAQ (биржи, которая специализируется на акциях высокотехнологичных компаний) достиг своего исторического максимума в 5132 пункта и почти сразу устремился вниз.

Доткомами называли хайтек-компании, ориентированные на интернет-бизнес, например, Google или Amazon. Само название произошло от английского .com, дот-ком или точка-ком, названия популярного среди коммерческих компаний домена.

В начале 2000-х инвесторы воспринимали «дот-комность» или интернет-ориентированность компаний как показатель перспективности — и массово скупали бумаги этих компаний. Но массовый ажиотаж не был подкреплен ничем реальным: большинство бизнес-моделей высокотехнологичных компаний оказались нежизнеспособны. В итоге рынок, считавшийся сверхперспективным, оказался перегрет. Высокотехнологичным компаниям удалось вернуть доверие рынка лишь через несколько лет.

Волна банкротств IT-компаний существенно очистила рынок от слабых игроков, а раздутая до него стоимость акций на бирже NASDAQ вернулась к реальным показателям рыночной капитализации предприятий.

Самыми крупными жертвами краха доткомов стали телекоммуникационные провайдеры NorthPoint Communications Group, Global Crossing, Covad Communications Group, а банкротство WorldCom и вовсе стало третьим по размаху в истории США. В то же время пережившие кризис компании, к примеру, Amazon, eBay и Goggle, сейчас занимают лидирующие позиции на рынке.

Мировой экономический кризис, 2008 год


Самый глобальный и самый масштабный по последствиям кризис после Великой депрессии. В 2009 г. впервые со времен Второй Мировой войны глобальный ВВП ушел в минус. Рост безработицы тоже оказался беспрецедентным: почти 200 миллионов человек остались без заработка.

Толчком к мировой рецессии стал ипотечный кризис в США. Банки давали кредиты все более сомнительным заемщикам. В итоге процент долговой нагрузки в среднем составлял 127% от дохода семьи. Пока дорожала недвижимость, люди активно брали ипотеку, перепродавая или сдавая площади. Как только цены на недвижимость стали снижаться, вложения в недвижимость перестали быть выгодными, а спрос на ипотеку упал.

Пока росло число заемщиков, все более популярными становились производные ценные бумаги: ипотечные облигации и закладные. Фактически, права истребования долга по ипотеке свободно перепродавались на рынке, а банки выпускали облигации, обеспеченные выплатами должников по ипотечным кредитам. Когда спрос на ипотеку упал, а платежи по ней сократились из-за ненадежности заемщиков, резко обесценились и производные инструменты.

Пострадали связанные с ними финансовые институты, в частности инвестиционный банк Lehman Brothers, ставший символом и отправной точкой мирового финансового кризиса 2008 г.

Завершился ли этот кризис — до сих пор дискуссионный вопрос в экспертной среде. В Россию мировая рецессия пришла в конце мая 2008, когда российские фондовые индексы перестали расти и начали довольно быстрое падение. В докладе Всемирного банка отмечается, что кризис 2008 наступил именно как кризис частного сектора «в условиях глубокого тройного шока: со стороны условий внешней торговли, оттока капитала и ужесточения условий внешних заимствований… с наихудшей внешнеэкономической конъюнктурой со времен Второй мировой войны». Государственные финансы тогда демонстрировали устойчивость.

Быть готовым


Сценарии кризисов похожи — ажиотажный спрос, резкое повышение цены и столь же резкий ее обвал. Часто ажиотаж возникает из-за появления нового инструмента на рынке: например, необычных тюльпанов.

Виктор Романовский, Руководитель учебного центра БКС Брокер:

«Нет однозначной и универсальной рекомендации, что делать с новым инструментом. Могу посоветовать одно: не торговать, пока не станет понятно, как инструмент ведет себя на рынке. Лучше всего подождать и не поддаваться массовому ажиотажу. Важно помнить: никто не знает, когда и как начнется следующий кризис или обвал стоимости конкретного актива. Поэтому лучше быть готовым к кризису всегда: не вкладывать все средства в один актив, диверсифицировать. Не факт, что это убережет от потерь, но риски однозначно снизит. Не идите на поводу у брожений на рынке, придерживайтесь своей торговой стратегии, не торгуйте высокорисковыми инструментам. Это тоже поможет пережить кризис, но и — что не исключено — заработать на нем».

Точно спрогнозировать, когда начнется кризис — сложно. Ситуация может накаляться несколько лет и даже выглядеть вполне благополучной, как это было накануне Черного четверга, но обвал случится неожиданно. Рынок — живая и саморегулируемая система, поведение которой не всегда предсказуемо. Кроме готовности встретить кризис не с пустыми карманами, важно разбираться в теории. Если знать, как устроен рынок, биржа, инструменты, можно уберечься от неразумных действий. Большинство ошибок в кризис делают неподготовленные инвесторы, которые доверяют своей интуиции, а не проверенным стратегиям.

Источник

Рекомендованные материалы по теме